С Божьей помощью — не конец

0
4

заброшенныйЯ всю жизнь живу в городе, но корни у меня деревенские. Мои предки родом из Сухоборского сельского поселения, точнее, из деревни Конец. Есть такая точка на карте Слободского района, 70 километров от города. Название деревни говорящее – медвежий угол. Север Кировской области, дальше граница с Республикой Коми. Жизни в Конце уже лет пятнадцать пришел конец. Вымирает русская деревня. Упали и покосились заброшенные дома, зарастают окрестные поля. А когда-то здесь ключом била жизнь, звенели детские голоса. 

Вот и в моей памяти стоит еще крепкий дедовский дом, вкус парного молока и меда, брызги воды на теплых плесах местной речки Летка. Далеко уже эти воспоминания детства. Несколько раз бывал в здешних краях. Места богатые на рыбу и дичь, красивые. С угоров открываются бесконечные таежные дали, но смотреть больно. Семимильными шагами отступает от здешних мест жизнь. Теперь последним бастионом на передовой человечества стоит здесь село Казань. Точнее сказать, медленно вымирает. Три человека осталось местных жителей. Но появилась надежда.
Несмотря на то, что здесь почти не осталось местных обитателей, Казань была и остается селом. Дело в том, что когда-то стояла здесь деревянная церковь в честь иконы Казанской Божией Матери. От этого, наверное, и название пошло. Помню этот храм — деревянный с резными наличниками. Много лет он стоял обезглавленный, использовался как склад для сена. А в восьмидесятых и вовсе сгорел от пожара.
Прослышал недавно, что один горожанин взялся этот храм восстанавливать. Дескать, он не местный, а дачник. Но православный, поэтому взвалил на себя такой крест. К тому же он человек в Слободском многим известный. В прошлом успешный предприниматель, хлебопек А.Н. Рязанов. Хоть я и не знаком с ним лично, но о хватке и добрых делах слышал. Поэтому как-то даже порадовался за малую родину. Этот осилит.
Порадовался и забыл. Спустя время стало интересно, а что же у него получается. Не усидел, в выходной день поехал поглядеть. Еще на подъезде к Казани сердце заколотилось. День солнечный, морозный. Деревня стоит на горе, издалека ее видать. Вот-вот появится… Бац! Открывается сказочный вид: небо голубое-голубое, солнце желтое, на деревьях искрится иней, а на вершине нашего угора уже возвышаются рубленые стены нового Казанского храма. Нахлынули воспоминания детства, охватила какая-то радость, надежда.
женщиныНадо же! Нашел в себе человек силы взяться за это непростое дело — храм поднимать! Рационального объяснения этому никакого не нашел, но радость осталась. Проехал я мимо стройки не спеша. Топоры стучат, я развернулся и отправился восвояси. Выходить из машины побоялся, неудобно как-то показалось. Я вроде местный, но забыл про родину, а он приезжий человек — и ее поднимает. Долго думал, по ночам ворочался. Вроде и не мое это дело, а уснуть не могу.
Решил, что для успокоения души нужно повстречаться с Рязановым, узнать: что да как, когда открытие храма? Благо найти его в Слободском труда не составляет. Он радушно плотникивстретил меня в своем кабинете. Прежде все выспросил: кто я да откуда. Затем достал папки и чертежи, стал показывать мне проект на бумаге. Оказалось, церковь стоит на прежнем месте. Размер основного помещения семь на семь метров. Еще притвор и алтарь. Крыша высокая, острая. Венчать ее будет один купол с крестом. На титульном листе печать и рукописная надпись: «Благословляю. Митрополит Вятский и Слободской Марк».
Вроде все просто, только до открытия храма еще очень далеко. Да и, оказывается, здесь будет не просто церковь, а подворье Слободского Екатерининского кафедрального собора. Именно к Екатерининскому храму приписана Казанская церковь. Поэтому главным советчиком во всех делах, связанных с храмозданием, является о.Дмитрий, настоятель Свято-Екатерининского кафедрального собора. Он и освятил начало закладки первых венцов храма в феврале этого года.
В планах А.Н. Рязанова организовать целый комплекс для желающих приехать сюда. Рядом с храмом, пока, правда, на строительных чертежах и планах: дом паломника, трапезная, баня, хозблок, огород и пруд. Масштабный проект, однако, затеял Рязанов.
«Не я один эту церковь строю, — объясняет он. – Всем миром строим, как в старину. Один добрый человек ссудил лес, другой из него сделал оцилиндровку, третий гвоздями помог, другие поднимают стены и строят. Я всего лишь занимаюсь организационной работой, а церковь — она же народная».
Работу по восстановлению Казанской церкви А.Н. Рязанов начал с изучения истории храма. Делал запросы в архивы, собирал копии исторических документов. Вот и мне было интересно узнать, что храм построен в 1902 году стараниями или, как говорили в старину, тщанием священника Ильи Томилова на средства потомственного Почетного гражданина города Москвы Ильи Ивановича Касьянова и разных благотворителей Империи.
Спустя 100 с лишним лет стараются священник о. Дмитрий (Антонов), Александр Рязанов и современные благотворители.
Отдельная печальная часть этой церковной истории – дело последнего священника Суворова Николая Ильича. Тонкая папка, в которой подшиты: справка об аресте, постановление об избрании меры пресечения и предъявлении обвинения, обвинительное заключение, протокол заседания тройки НКВД от 7 октября 1937 года. Всего 10 страниц, результат – 10 лет лагерей. Как сложилась судьба этого несчастного, пережил он сталинские лагеря или нет, вышел ли на свободу – одному Богу известно. Дальше наш разговор опять уходит в строительное русло. По себе знаю, стройка – дело хлопотное и дорогое. Набегаться хватает и нервы нужно иметь крепкие.
церковьОказывается, уже многие приезжают в Казань поработать во Славу Божию, другими словами, бесплатно. Выходит, не одного меня по ночам совесть мучила и спать не давала. Мои земляки из Сухоборки часто приезжают в выходной день потрудиться. Это как раз они тогда топорами стучали. А я, дурак, постеснялся выйти поздороваться, не то что помочь. Со слов Рязанова, и городские уже все чаще просятся в гости приехать, поработать. Словом, мне сам Бог велел ехать. Договорились, что в ближайшее воскресенье приеду и я со своими товарищами.
Встали пораньше, в шесть утра выехали из города. К половине восьмого были на месте. Накоротко попив чая, взялись за топоры. Рязанов определил нас ошкуривать от коры доски, которые пойдут на обрешетку кровли. Площадь кровли немаленькая, материала приготовить нужно много. Втроем мы упирались целый день, снимая кору и укладывая очищенные доски в пачки. Наверху стучали топоры, визжали пилы, это плотники работали на крыше. В полдень нас ждал горячий обед. С непривычки весь день махать топором — не сахар. Устали. Но скажу откровенно, спать стал спокойнее. Лепта наша не велика. Но душу греет мысль, что теперь в Казанском храме есть и частичка моего труда. Решил, что обязательно поеду еще раз. Да и стройматериалами нужно помочь стройке.
Очень мне понравилась задумка с организацией здесь подворья. Приехать мне теперь в родные места не к кому. А ведь тянет. Если при храме будет дом паломника, где можно будет остановиться, потянутся люди. Уже представляю, как приеду сюда со своими детьми поработать, помолиться, показать им здешние красоты и землю наших предков. Будет храм — не умрет село. Поэтому буду помогать и всех неравнодушных приглашаю.

Василий Урванцев.
На снимках: Л.В. Никонова и Т.И. Сколова, жительницы поселка Сухоборка; главный строитель Л.М. Лапин (справа) и А.В. Петров.

Студия Красоты Pro.Маникюр

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.