Зиму никто не отменял

0
12

0025В конце 2014 года покупатели за неделю смели все дорогие меха, рассказал учредитель меховой компании «Барс» Денис Черных. А в этом году речь уже идет не о прибыли, а о том, чтобы сохранить фирму.Парадокс, но в прошлый экономический кризис 2008 года у учредителей меховой компании «Барс» случилось быстрое развитие. Они приобрели тогда трехэтажное здание в пригороде Слободского, оборудование для мехового производства, открыли сеть магазинов. В нынешний кризис, наоборот, приходится сокращаться. Главная причина — это резкое снижение платежеспособного спроса у основных покупателей продукции компании — в среднем и низком ценовом сегментах. Фабрика ориентирована на производство шуб из мутона. Вдобавок в это сложное для любого производителя время банки сократили кредитные лимиты и повысили ставки. А без заемных оборотных средств любой сезонный бизнес, как известно, работать не может. Но сдаваться слобожане не намерены ни под натиском китайской норки, ни под кредитной «засухой». Сейчас вот придумали устроить шуб-туры в столицу для тех кировчанок, которых не сильно волнует качество, для которых главный критерий – низкая цена..
— Расскажите, как в Слободском — городе меховщиков — вдруг в начале 2000-х появилась новая, доселе никому не известная компания с громким именем “Барс” и сходу перекроила рынок?
— Как индивидуальный предприниматель я работаю с 2000 года. А году, наверное, в 2002-ом образовалась компания «Барс» — просто ИП Черных Денис Игоревич не звучит. Впоследствии мы зарегистрировали его как торговую марку. А сначала была просто меховая компания «Барс», которая брала на реализацию изделия других производителей. Потом начали сами отшивать шапки, шубы.
— Вы торговали слободскими мехами?
— Да, брали меха от местных фабрик и продавали их на выездной торговле по всей стране.
— Легко ли было молодому предприятию из Слободского покорять кировский рынок?
— Мы, пожалуй, одними из первых начали активно работать в формате ярмарочной торговли. Конечно, разовые выставки проводили и до нас, но мы заходили на рынок Кирова масштабно. Бывало, что проводили по две ярмарки одновременно. Стояли — в ДК «Родина» — «Барс» и в ДК железнодорожников – «Барс», просто рекламировались через разные СМИ. И обе точки хорошо торговали. Золотое было время. После этого, кстати, в Слободской за шубами стали ездить гораздо меньше. Да и почти все местные производители тоже открыли магазины в Кирове. Вы знаете, сейчас даже в Слободском магазина «Барс» нет, наши шубы можно приобрести напрямую со склада фабрики или на редких ярмарках в кировском ДК железнодорожников.
04322— Сегодня вы также в основном ориентируетесь на ярмарочную торговлю. И даже, насколько я знаю, закрыли в конце прошлого года торговые точки в Кирове, Нижнем Новгороде… Почему?
— Продавать через стационарные торговые точки, с учетом их «простоев» в межсезонье, стало не выгодно. Ярмарка — она же мобильна, ты едешь туда, где есть покупатель, и в то время, когда он готов купить. Хотя предложения (ред. — об открытии торговой точки.) поступают со всей России. Но сейчас не время. Осознаем, что в этом году речь уже идет не о прибыли, а о том, чтобы сохранить фирму и двигаться дальше. Конечно, мы постоянно мониторим рынки, обращаем внимание на свои ошибки, которые были совершены.
— Какие, например?
— Например, у нас в последние годы был упор на мутон, который пользовался хорошим спросом. А потом классические мутоновые шубы стала вытеснять дешевая китайская норка. Переориентация же большого производства — дело дорогое и требует времени. Мы ее начали, но не довели до завершения. Во время финансовых событий в ноябре-декабре прошлого года люди скупили все дорогие меха. А потом обвалился спрос в наших основных — среднем и низком — ценовых сегментах. Кто же знал, что будет кризис? Лишь сейчас, постепенно, спрос на мутон восстанавливается. Потому что мутон и сегодня остается самым доступным, комфортным, а главное, теплым мехом. А зиму у нас никто не отменял. Встанешь на остановку в минус 25 — какая тут норка, какой пуховик? 10 минут — и все. А в мутоне ты точно дождешься любой автобус.
— То есть покупательский бум конца прошлого года вас не коснулся?
— До ноября 2014-го все было хорошо, предсказуемо. И хотя последние 2-3 года зимы были теплые, все меховщики работали. После обвала рубля у людей началась паника — кто-то побежал по 2-3 телевизора и планшета покупать, кто-то меха. Но меха в этот кризис, как я уже говорил, брали только самые дорогие: соболя, дорогую норку. А продажа мехов эконом и среднего класса остановилась. В кризис 2008-го все было по-другому. Мы его не заметили, наоборот, развивались. Как раз в то время приобрели здание, новое оборудование.
— И что сейчас? Остановили производство?
— Во-первых, я хочу подчеркнуть, что мы ни разу не сокращали и не останавливали производство более чем на 1-2 месяца (и то весной). Когда многие по полгода простаивали или в сезон переходили на трехдневную неделю, мы работали шесть дней в неделю и в две смены. И зарплату работникам не задерживали. Даже когда часть людей не работала, мы им платили заработную плату в надежде, что ситуация улучшится. Сейчас, да, у нас пошли сокращения. Это объективная реальность. К сожалению, страдает в нынешний кризис именно производство. Но мы надеемся на лучшее.
— А где вы берете сырье? От российских поставщиков?
— И по мутону, и по норке, и по песцу у нас уже есть постоянные поставщики, с которыми мы работаем годами. Как правило, российские. На аукционах мы не покупаем. Чтобы выгодно закупать на аукционах, лот должен быть достаточно большой, и у тебя должен быть просчитан долгосрочный план производства. А в нашей стране долгосрочные планы сложно строить. Поэтому, исходя из краткосрочных потребностей, закупаем у тех компаний, которые специализируются на продаже полуфабриката.
— А если сравнить цены на шубы российского производства и китайского, есть разница?
— Я могу привести для примера, сколько стоит пошить шубу у нас на фабрике. Считайте сами, на стандартную темно-коричневую шубу из норки длиной 112 см нужно 32-37 шкур норки размером 54-58 см. Средняя цена на такую выделанную шкурку — если это наша или белорусская норка — от 1700 до 2500 руб. А импортная норка уже от 3000 руб. Вот и получается, что 70 тыс. — это только стоимость шкурок! А еще шубу сшить и продать надо.
— А зачем вы занимаетесь производством?
— Чтобы меховая отрасль, которая испокон здесь существовала, сохранилась в Слободском. Все, кто служили в армии, носили шапки фабрики «Белка». Никто же не ходил в китайской шапке. А теперь? Хочется-то, чтобы именно наше возрождалось.
— Помимо доступных банковских кредитов, что еще могло бы отрасли помочь?
— Многие развитые экономики мира, несмотря на свободу конкуренции, не стесняются поддерживать своих производителей, ограждают их от засилья импорта. А в России, видимо, стесняются… Заградительные пошлины вполне могли бы стать реальной поддержкой местным производителям.
— Вы-то отличите на глаз шубу российского производства?
— Не только российского. У наших мастеров есть свой неповторимый почерк. Вятскую шубу сразу отличишь от шубы, сшитой, скажем, в Пятигорске. Там шьют, как платье, мы шьем как шубу. И мы всегда шили шубу.thumb_04342_540_500

Беседовал Олег ПРОХОРЕНКО.
«Бизнес новости».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.