СЫН АРТЕЛИ «МЕТАЛЛИСТ»

0
39

Так рабочие литейно-механического завода называли Р.С. Кузнецова в детстве и юности, потому что Рудольфу Степановичу довелось родиться и вырасти на территории завода. Здесь еще в дореволюционное время последний владелец колокололитейного завода В.П. Куршаков построил контору, которая впоследствии использовалась под квартиры. В одной из них жили родители Рудольфа Степановича — Степан Алексеевич и Екатерина Михайловна Кузнецовы. Оба они работали на заводе, который в то время назывался артелью «Металлист». 47 лет трудился на заводе и сам Р.С. Кузнецов, он охотно поделился воспоминаниями о своей жизни.

Семейная династия
— Мои родители приехали на завод на заработки из д.Сухари Белохолуницкого района. Моя старшая сестра родилась в Сухарях, а на заводе родилось еще трое детей, я был самым младшим. Мне было 9 месяцев, когда в 1939 году отца взяли на финскую войну, и он погиб. Нас у мамы осталось четверо. Она до конца жизни работала формовщицей в литейке, а еще техничкой в конторе. Крутилась весь день – надо было 2 печи истопить, воды принести, полы вымыть, а потом бежать в литейку. Мы трудно жили, в военное время был голод. Старший брат умер в 11 лет, а сестер мамины братья забрали в Нижний Тагил. Так я остался у мамы один, ходил в 3-й садик на ул.Володарского, учился в первой школе, а когда ее закрыли на ремонт, то нас перевели в пятую.
В 18 лет я решил работать токарем на заводе, он тогда назывался артель «Машиностроитель», председателем был Н.В. Анфилатов. Он мне говорит: «Рудик, подожди, токарем ты еще успеешь наработаться, а сейчас на шлифовке людей не хватает». Вот я 4 года сперва шлифовал дуги кроватей, год работал слесарем и собирал электрические утюги, а потом ушел в токари.
Сам я не один десяток человек профессии выучил, а меня никто не учил. Подвели к станку, показали, где включать, а где выключать — вот и вся наука. Две недели я промучился, а потом начальник И.В. Морозов говорит: «Все, Рудик, с завтрашнего дня ты сдельно работаешь». Так и проработал до 65 лет. Тогда на заводе было немного народу – чуть больше 50 человек. Все ходили зачуханные, в грязной одежде, после работы не переодевались. Если кто-то по городу такой идет, то сразу было видно, что на «Металлисте» работает. Воды на заводе не было, что мать принесет на коромысле с речки или из колодца, тем и вымоешься. Это уж потом подвели насос из Спировки — эта речка тогда чистая была, из нее пили воду, рыбу ловили.

Машиностроители
Раньше на заводе из транспорта была только гужевая лошадь. Но груз как-то надо привозить-вывозить. Вот и решили технически совершенствоваться – сделать машину. Достали где-то отдельные компоненты и детали, сами соорудили деревянный кузов. Работу начали осенью под открытым небом, сделали перерыв на зиму, а потом полностью собрали полуторку, покрасили, завели. Председатель проехал на новой машине вокруг по территории и выдохнул с облегчением: «Ну вот – машина на ходу!» Все были довольны, а то, вроде, называемся машиностроителями, а какие-то чугунки делаем. Но и машину собрать нам тоже оказалось по силам. Это было в 50-х годах. А потом еще купили трофейный немецкий «Форд». Обе эти машины долго заводу служили, на них продукцию возили и сырье – чугунные и алюминиевые чушки – с железнодорожной станции. Нас, молодежь, заставляли вагоны на станции разгружать.

Богатая жизнь
Поначалу в артели делали одно печное литье. Везде в городе стояли деревянные дома, и каждому нужны были печка, вьюшка, заслонка, плита. А к ней необходима посуда: сковородки, чугунки алюминиевые, ступки. Позднее стали делать железные кровати. Вся эта наша продукция была нарасхват, мы не успевали ее производить.
В 50-е годы мы жили богато. На протяжении года было два отчетных периода – полугодовой и годовой. По итогам каждого делили прибыль, выдавали денежное вознаграждение, приглашали буфет и устраивали вечеринки. При заводе был скромный духовой оркестр с полным набором от контрабаса, гитары, мандолины до мелких инструментов. Я, еще учась в школе, играл на пикколо. Оркестром руководил Воробьев, он славился в городе как хороший музыкант и в красном уголке преподавал нам музыкальную науку. На праздниках мы играли «Степь да степь кругом» и еще несколько песенок, под которые народ танцы-вальсы устраивал, а иногда и драки. Это было при председателях артели А.В. Ситникове (1944-1946 гг.) и П.Я. Перминове (1946-1951 гг.). Позднее эти музыкальные инструменты куда-то исчезли.
При заводе была библиотека. И что в ней было хорошего, так это Большая Советская Энциклопедия. Это были большие, толстые книги с иллюстрациями, в хороших переплетах. Книги находились в нашем доме в больших шкафах, которые стояли в конце длинного коридора.
При мне колоколов на заводе уже не было. Но из детства помню, как настойчиво говорили, что старые владельцы колокололитейного завода где-то зарыли серебро и медь, ведь колокола-то из них делали. Это богатство искали все. Но сколько в дальнейшем цехов на территории завода построили, и нигде ничего не обнаружили. Думаю, что разговоры про серебро были безосновательны.

65 лет на заводе
В моей памяти осталось очень много продукции, которую выпускали на заводе в разные годы. Во времена «Металлиста» в литейке делали печное литье, в обдирочном цехе – угольные утюги. Помню ручные штампы для пуговиц. Долго у меня хранилась пачка красных наклеек на чугунки с надписью: «Артель «Машиностроитель» г.Слободской». При мне на заводе делали маленькие лопаты, санки, батареи, сечки. Я точил заглушки, детали к чугунному сливному бачку, внес свое первое рацпредложение об усовершенствовании поилок для коров и экономии воды. Мой портрет как передовика производства висел на Алее труда в сквере у аптеки на ул. Советской. Однажды вместе с директором завода Н.И. Забарным ездил на награждение в честь 100-летия С.М. Кирова в областной драмтеатр, а после торжественной части перед нами выступала Эдита Пьеха.
Я отработал на заводе почти полвека и даже не думал, что надо найти место полегче. После женитьбы я ушел с завода жить в город, но приходил сюда каждый день на работу. Завод был мне домом родным – я здесь вырос среди рабочих, всю жизнь трудился, а когда уходил на пенсию, то мне выписали бессрочный пропуск, ведь я 65 лет провел на его территории.

Мария Перескокова.

Студия Красоты Pro.Маникюр

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.