Оркестр наш духовой

0
9

В конце этого года исполнится 55 лет события, когда 26 декабря 1963 года ансамбль оркестра народных инструментов Дома культуры им. Горького меховой фабрики «Белка» под руководством Н.В. Воробьева выступал на сцене Кремлевского Дворца съездов в программе Дней культуры Кировской области в Москве.

Уже в то время этот оркестр считался старейшим в Кировской области и являлся преемником слободского струнного оркестра неаполитанского состава, которым руководил Николай Яковлевич Шмелев. Еще задолго до открытия Дома культуры им. Горького музыка этого оркестра звучала в Клубе меховщиков, который в 1930-е годы располагался в доме бывшей купеческой усадьбы на ул. Советской, 80. «Неаполитанский» оркестр перед началом войны неоднократно ездил в Москву, выступал на площадках ВСХВ и в столичных концертных залах. В 1936 году одним из первых самодеятельных оркестров выступал по Центральному радиовещанию через станцию им. Коминтерна, его слушала вся страна. После смерти Н.Я. Шмелева нашлись любители музыки, которые не дали заглохнуть звучанию струнных инструментов в Слободском, — это Михаил Гаврилович Перов, а затем Константин Васильевич Воробьев. С 1946 по 1978 годы оркестром руководил его младший брат, талантливый музыкант-самоучка Николай Васильевич Воробьев (1916-2000).
Коллектив оркестра под управлением Н.В. Воробьева вел большую концертно-исполнительскую деятельность, был популярен в городе и районе. Нужно отметить, что руководство оркестром было лишь хобби Николая Васильевича – на протяжении четырех десятков лет основным местом его работы была слободская типография.
Об этом увлеченном музыкой человеке рассказал его сын Игорь Николаевич Воробьев: «Отец родился в многодетной семье, у него было три брата и три сестры, он – самый младший. Когда ему исполнился год, умерла мать, и детей воспитывал отец. Он слыл хорошим печником и обеспечивал семью, за хозяйку в доме была старшая дочь Анна. Местные власти выделили семье большую квартиру в каменном доме на углу улиц Красноармейская и Энгельса. Николай Васильевич вспоминал, как домочадцы рассаживались на обед за большим столом, а его, самого маленького, сажали прямо на стол, где чаще всего подавалась одна картошка. Время тогда было тяжелое – гражданская война, разруха. Когда Коля подрос, отец давал ему мелочь, чтобы купить очень вкусные маковые ириски. И еще он часто вспоминал, как отец купил ему новые сандалии – мальчик был несказанно рад обновке, и ему хотелось, чтобы ее увидели все прохожие.
Николай рано пристрастился к музыке. Ее притягательная сила была так велика, что в 5-летнем возрасте мальчик сам смастерил себе балалайку. Его брат Константин и сестра Зинаида были участниками струнного оркестра, и в доме часто звучали разные мелодии. И вот как-то в отсутствие брата 9-летний Коля взял мандолину и начал тренькать. Так увлекся, что не заметил, как появился Константин. Испугался, думал, что брат начнет его ругать. Но вышло наоборот – тот сказал, что возьмет его с собой в оркестр. Руководителю оркестра Н.Я. Шмелеву понравилась игра Коли, и он принял его в состав оркестрантов.
Так с 9-летнего возраста началась музыкальная деятельность мальчика. В репертуаре оркестра преобладала классическая музыка, и Коля играл трудные партии наравне со взрослыми. Например, исполнял соло на мандолине в сложном произведении «Полет шмеля» Н.А. Римского-Корсакова и имел большой успех. В 1928 году одиннадцатилетний мальчик был удостоен первой грамоты за активное участие в оркестре, который играл на эстраде и на танцах в городском саду. После таких мероприятий домой приходилось возвращаться поздно вечером, и он всегда ходил вместе с Николаем Яковлевичем, который тоже жил на ул. Красноармейской.
Шло время, после окончания 7 классов Николай поступил учеником в типографию, получил направление на курсы в Нижний Новгород. Вернувшись, стал работать наборщиком. В 1938 году юношу призвали в армию и отправили служить пулеметчиком на Дальний Восток. Но и там в свободные минуты он играл на мандолине, гитаре, балалайке, словом, на всем, что попадало под руку. Он владел невероятным количеством инструментов, освоенных самостоятельно.
Армейская служба уже подходила к концу, но, готовясь к нападению японцев, его полк задержали, и с мыслями о доме пришлось расстаться. С началом Великой Отечественной войны 22-ю стрелковую дивизию перебросили на Волховский фронт защищать Ленинград. Там шли тяжелые многомесячные бои. Николай был ранен в ногу, позднее в голову. Попал в окружение около местечка Мясной Бор. Вытерпел все: и холод, и голод, и гибель однополчан.
В своих воспоминаниях к 30-летию Победы Николай Васильевич написал: «Не забывайте, не забывайте! Так начинается фильм «Живые и мертвые», в котором сказано, что солдаты, вступившие в бой в 1941 героическом году, спасли жизнь многим миллионам солдат в последующие годы войны. Мне, как и многим солдатам советских Вооруженных Сил, выпала честь первым выступить на защиту нашей Родины против хорошо вооруженных фашистских войск. В настоящее время я в преклонном возрасте, но никогда не забуду о своих юношеских годах. Мы, молодые солдаты, стремились, чтобы нас направили на фронт. Наше желание было удовлетворено, и в октябре месяце 1941 года мы стали участниками великой битвы. Мне во время Отечественной войны пришлось пережить и радость первых успешных боев, и горечь поражений. Но война есть война – как ушел солдатом, так и вернулся им».
После окончания войны Николая Васильевича как музыканта перевели в 20-й гвардейский полк, в музыкальный взвод, где ему пришлось участвовать в концертах Ансамбля песни и пляски советских войск в Германии. Ансамбль выступал во многих немецких городах, где стояли наши войска. В мае 1946 года Н.В. Воробьев демобилизовался, вернулся в Слободской и вновь стал работать в типографии наборщиком, затем начальником наборного цеха. А после работы занимался любимым делом – ходил в Дом культуры им. Горького и учил слобожан играть на струнных инструментах. После приобретения домр, балалаек, контрабасов, оркестровых баянов, ударных инструментов создал оркестр народных инструментов большого состава. В исполнении оркестра звучали серьезные классические произведения Ф. Крейслера, М.К. Огинского, П.И. Чайковского, И. Брамса, Д. Верди, Ф. Листа.
В оркестре с большим желанием и удовольствием играли слобожане всех возрастов: школьники и студенты, взрослые люди разных профессий. Жена Николая Васильевича Тамара Васильевна тоже была любительницей хорошей музыки, участницей оркестра, играла на баяне (от автора – в начале сентября этого года в 90-летнем возрасте Т.В. Воробьева ушла из жизни). Музыкальную традицию родителей продолжил их сын Игорь, который еще со школьной скамьи начал играть в оркестре отца.
Николай Васильевич кропотливо оттачивал технику музыкантов-любителей, а дома по вечерам, готовясь к занятиям, занимался музыкальной обработкой произведений, придавая им необходимую оркестровую окраску, расписывал партии каждого инструмента. Соблюдая преемственность, он каждый год набирал в оркестр новых мальчиков и девочек. Ребята изучали музыкальную грамоту, технику игры на инструментах и через год пополняли большой основной оркестр, состоящий более чем из 50 музыкантов. К каждому из них Николай Васильевич имел подход, относился с большой человеческой заботой и терпением. Его ученики по сей день вспоминают о маэстро с уважением и благодарностью, многие из них определили свою судьбу, связав ее с музыкой. Но и у тех, кто не стал профессиональным музыкантом, приобщение к музыке оставило неизгладимый след в жизни. Коллектив оркестра являлся неоднократным победителем областных смотров художественной самодеятельности, всесоюзных фестивалей самодеятельного искусства. В 1963 году был удостоен чести выступать на сцене Кремлевского театра в Москве. Это ли не успех!»
Николай Васильевич руководил оркестром, пока были силы. В 1978 году он ушел на заслуженный отдых. Но с музыкой не расставался до конца своих дней и в домашней обстановке играл на скрипке, гитаре, баяне, аккордеоне, пианино. Для многих слобожан старшего поколения имя талантливого музыканта Н.В. Воробьева стало символом незабываемого времени, притягивавшего в музыкальную культуру нашего города все самое лучшее.

Подготовила Анна Тихомирова.
Фото из семейного архива И.Н. Воробьева.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.