В ритмах времени

0
59
В ритмах времени

В минувшую субботу в Доме культуры им. Горького с аншлагом прошел концерт, посвященный 35-летию творчества «Группы продленного дня» («ГПД»), пожалуй, самого известного, любимого и народного музыкального коллектива. На протяжении двух часов зрители подпевали любимые песни и аплодировали. В конце выступления глава города Слободского И.В. Желвакова тепло поздравила всех музыкантов-участников коллектива с предстоящим Днем работника культуры и вручила Благодарственные письма администрации города. А заместитель председателя Слободской городской Думы З.А. Баранова наградила директора ДК им. Горького О.Ю. Осетрова, бессменного вокалиста и гитариста группы, Почетной грамотой Слободской городской Думы. Нашей газете Олег Юрьевич Осетров рассказал об истории создания музыкального коллектива, его участниках, танцевальных вечерах, где они впервые играли, рок-сейшенах, а также о том, как подбирается репертуар для концертов, как космонавты на орбите слушали их песню, и почему барабанщика, который поет песни «Ленинграда», на этом концерте отделили прозрачным экраном.

— Начнем с того, что в 1974 году в ДК им. Горького была создана музыкальная группа «Сережки». Музыканты назвали себя так, потому что в составе были практически все с именем Сергей: Сергей Шулаков, Сергей Кропотов, а Сергеев Городиловых было даже два. Не братья, а полные тезки. Также был Валерий Герасимов, но говорили, что он даже хотел сменить свое имя на Сергей, но вовремя одумался.
ДК им. Горького был белковским, то есть меховой фабрики «Белка», точнее, от профсоюза фабрики, и все ребята из «Сережек» работали там в разных цехах. Поэтому и ансамбль играл на музыкальных вечерах только в ДК, на танцах в горсаду играли другие музыкальные коллективы. В мае сезон в ДК заканчивался, вплоть до сентября играли и танцевали в городском саду. Там тоже выступали местные таланты: «Каравелла», «Крылья», ансамбль фанерного комбината и другие, иногда просто собирались ребята из разных групп и играли сезон.
На танцах в конце 70-х, кстати, играли хард-рок: «Deep Рurple», «Led Zeppelin» — и под это люди танцевали, считалось даже верхом совершенства, когда ансамбль или группа исполняли именно западный рок, а не попсу, не «Boney M» или «АВВА».
Я пришел в группу «Сережки» в 1980 году, когда мне было 17 лет, и тоже играл на танцевальных вечерах. Сразу же столкнулся с тем, что в группе никто никому ноты не давал, каждый свою партию снимал сам. Мелодии подбирали, конечно же, сами на слух. Это сейчас можно зайти в Интернет и найти партитуру любой песни, а тогда мы включали магнитофон, по несколько раз слушали песню и записывали свою партию. Затем дома ее учили, чтобы прийти на репетицию готовыми. В других коллективах, где играл, было по-разному, а тут такая дисциплина.


Я отыграл в группе два года и в конце 1982 года ушел в армию, а после службы вновь вернулся в коллектив. В группе всегда играли два гитариста, соло и бас, барабанщик и клавишник — стандартная группа танцплощадок 80-х, так как с конца 70-х годов уже не приветствовалась духовая группа в музыкальных коллективах. Духовые оркестры играли на танцах где-то до 1975-1976 годов, позже поколение, которое танцевало под духовой оркестр, ушло с танцевальных площадок.
Наступило время рок-направления. Владимир Кузьмин с группой «Карнавал» в начале 80-х был очень популярен, на танцах мы играли практически 80 процентов его репертуара. Играли подготовленную программу, но бывало, и по заказам выступали, кого-то с днем рождения поздравить, кого-то с днем свадьбы. Но это было редко, все же не ресторан.
Выступали на популярном областном конкурсе «Вятские зори», даже становились его дипломантами. Для этого был стимул — коллектив, который завоевывал Гран-при, мог попасть в гастрольный тур по ударным комсомольским стройкам страны.
Михаил Лукин, который в «Группе продленного дня» и по сей день, пришел в «Сережки», когда я был в армии, потом у него был перерыв игры в коллективе. После того, как он вернулся в группу, а это 1987-1988 годы, встал вопрос, что от «Сережек» у нас никого, кроме Сергея Городилова-старшего, не осталось. Поэтому задумались о новом названии. На клавишах тогда играл Игорь Бердинских, он был нашим руководителем, кстати, у него единственного было музыкальное образование, он окончил Кировское училище искусств. Игорь и предложил, раз мы собираемся после работы по вечерам, название «Группа продленного дня». Так и пошло с тех пор.
К счастью мы успели посотрудничать с Гарри Ниссоновичем Цыпуковым, он в 80-х работал в ДК, и мы исполняли его песни. Известную сочиненную им песню «Сын вятской земли» о космонавте В.П. Савиных, который в то время как раз был в космосе, нас попросил исполнить и записать сам Г.Н. Цыпуков. Даже сказал, что отправит космонавту в ЦУП, не знаю, получил ли Виктор Петрович нашу запись. Много позже в Москве я встречался с ним и задавал вопрос, получал ли он запись песни, будучи на орбите, но он ответил неоднозначно. Я ему подарил диск с этой песней и рассказал ее историю.
В 1990 году мы закончили играть на танцах, потому что слобожанам, да и всей стране стала интересна другая музыка. Больше проводили дискотеки, звучала электронная музыка электропоп. Потребовалось оборудование, клавиши, секвенсоры (аппаратное устройство или прикладная программа для записи, редактирования и воспроизведения «последовательности MIDI-данных», — прим. ред.). Рок постепенно уходил, как и гитары, и барабаны. На новое оборудование Дом культуры нам средств не выделял, и мы упорно продолжали играть рок, давали редкие концерты, участвовали в фестивалях. Знакомые кировские музыканты стали организовывать рокерские сейшены, приглашали нас. В 1991 году на ГТРК Вятка объявили конкурс «Вперед к успеху», «Группа продленного дня» приняла участие с песней собственного сочинения «Тень наших встреч» и стала победителем этого конкурса. Было приятно.


Заканчивались 90-е годы, и нас опять стали приглашать играть на танцах, вернее, на корпоративах. А.Н. Рязанов, сам профессиональный музыкант, пригласил сыграть на юбилее их фирмы, позже нас позвали играть в кафе. Мы составили танцевальный репертуар повеселее и опять вышли на сцену.
Тогда играли прежним составом, утвердившимся в конце 80-х: я, Игорь Бердинских, Михаил Лукин и Сергей Спиридонов. В середине 90-х Игорь ушел из группы. Остались втроем, таким составом и выступали, пока мой сын Павел не вырос и не стал играть с нами на клавишах и петь. Наверно, это был 2007-2008 годы, он учился в музыкальном училище, к тому времени у него сформировался голос. Он с нами очень плотно сотрудничал, пока не уехал в Москву. Там сын учился в педагогическом университете на отделении эстрадно-джазового вокала и параллельно получил высшее образование по специальности менеджер социально-культурной деятельности.
Позже у нас возникла проблема с барабанщиком, и мы нашли Василия Милованцева. Сначала у нас ним не сложилось, он играл в группе «New vision» и был по натуре рокер. Сам он очень активный, громкий, и стиль игры у него такой же, поэтому для него сыграть, например, свинг было сложно. Его группа репетировала в ДК напротив нашей репетиционной базы, когда они играли, было очень громко, мы им даже замечания делали, пока их не переселили в другое помещение.
И все-таки Василий в нашей группе с 2010 года, сейчас он уже научился играть свинг, но остался таким же громким. Впоследствии он проявил себя как неплохой вокалист, неожиданно для нас спев несколько подходящих к его темпераменту песен групп «Ленинград» и «АС/ДС». Из-за того, что на концертах порой мы не слышим даже себя, не то что зал, сделали ему прозрачный экран, который немного глушит звук. Это нормальная практика при озвучивании даже симфонических концертов.
В нашем городе очень сложно найти музыканта, подходящего для нашей группы. Все либо гитаристы, либо барабанщики, либо трубачи. А я бы с удовольствием взял клавишника. Павел, конечно, приезжает на концерты, но репетировать надо постоянно, если два-три дня не играешь, то пальцы забывают мелодию. Из-за того, что он теперь работает в Москве, мы репетируем практически онлайн. После выбора репертуара я расписываю партии для каждого музыканта, высылаю по электронной почте, они их к репетиции учат. Также в нашей группе с недавнего времени есть постоянный звукорежиссер Александр Баруткин.
Многие слободские коллективы, к сожалению, перестали выступать и совсем распались. Яркий пример — группа «Арабасон» из Первомайского. У них был прекрасный материал, песни, исключительная самобытность — сейчас легко можно пять или шесть альбомов записать, но распались. Они вместе с нами выступали на рок-сейшенах, последнее их выступление состоялось в 2005 году на юбилее города.
Сейчас в Слободском есть группа «Сезон», ребята играют рок не первый год, было время, расходились, но сейчас собрались вновь, репетируют в Первомайском, играют свой материал. В Вахрушах в свое время было много неплохих коллективов, сейчас тоже не играют. А молодежь я и не знаю, занимается ли вообще кто-то музыкой, поэтому и сложно найти подходящего музыканта. Смены, можно сказать, нет.
Поскольку мы — самодеятельный коллектив с официальной базой в ДК им. Горького, то согласно Положению о самодеятельных коллективах носим звание «народный». Его просто так не присваивают, его нужно получить и каждые три года подтверждать, выступать, играть концерты. Раньше для присвоения звания ездила комиссия из министерства культуры Кировской области, сейчас мы им отправляем видеозапись концерта.
«Группу продленного дня» приглашают выступать в Киров, в районы области, и, конечно, мы с удовольствием поем для слобожан на праздновании Дня города. Кто будет выступать на этом празднике, решает всегда творческий отдел нашего учреждения. Но сами понимаете, все зависит от финансов, чтобы приглашать звезд эстрады, нужны большие деньги. Уже сейчас вместе с администрацией и творческим отделом обсуждаем программу Фестиваля духовых оркестров и Дня города.

Анна Зубарева.
Фото из архива «Группы продленного дня».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.