В сердце остаётся молитва

0
75
Кадровые перестановки на праздник Троица

В последние два месяца мир заметно изменился. Жизнь уже не станет прежней, многие ее переосмыслили и сделали выводы. В размеренную жизнь Православной Церкви, как и во все сферы современного общества, также пришли перемены. О том, как в нынешней трудной ситуации выживают храмы, как православному человеку пережить отмену крестных ходов, посещение святых мест, о том, вернутся ли люди в храмы после отмены профилактических мер, рассказывает благочинный Слободского округа протоиерей Евгений Смирнов.

— Отец Евгений, ряд ограничений, связанных с появлением новой коронавирусной инфекции, коснулись и посещения храмов, святых мест, отмены крестных ходов. Как православному человеку реагировать и пережить это время?
— Конечно, то, что происходит, мало кому приятно, никто не ожидал пандемии коронавируса. Год назад мы не слышали ничего о том, что такая болезнь существует, ничего не знали о городе Ухань, где произошли первые случаи заболевания. И конечно, не думали, что эпидемия примет такие устрашающие масштабы. Исторические повествования нам рассказывают, что когда-то были чума, холера, оспа, сибирская язва, которые выкашивали целые города и селения, порой становясь бичом для некоторых европейских стран. Они нам казались невероятными мифами, реликтами прошлого. Хотя русские летописи тоже сообщают о подобных болезнях и бедах и на нашей вятской земле. Во многом российский опыт преодоления этих проблем оказался забытым, и теперь, в том числе, и Церкви пришлось вспомнить о том, как такие беды и проблемы переживали наши предки.
Если мы говорим о забытых традициях, то одна такая традиция совместного переживания подобной беды и скорби оказалась воскрешенной в наши дни. Мы становимся тому очевидцами. Что касается других традиций, например, совершения крестных ходов, то разумеется, если в сердце человека есть живая, настоящая вера, то вытравить ее невозможно оттуда ничем. История советских гонений — яркое тому подтверждение, когда запрещали крестные ходы, арестовывали, подвергали тюремному заключению, штрафам, человеку грозила масса неприятностей. Это было не раз и не два, а долгие годы последовательной советской богоборческой политики. Но жизнь показала, что веру вытравить невозможно, если она есть в сердце человека.
Если паломничество на реку Великую сводилось к тому, чтобы поесть шашлыков, либо потом выложить селфи, сделать хороший фотоальбом, понятно, что для таких людей крестный ход сейчас оказался невозможным. Но живую веру вытравить невозможно. Знаю, что люди по-разному решают эту проблему — кто-то дома читает акафист святителю Николаю Чудотворцу во все время шествия крестного хода, кто-то усиленно молится в храме, там, где храмы открыты. Есть регионы, где не настолько сильна эта проблема, а паломники приезжали со всей страны. Каждый человек по-своему переживает. Многие рассчитывают в течение лета совершить паломничество на реку Великую, может, позже съездить на автобусе или автомобиле. Понятно, что люди будут лишены совместного шествия с иконой святителя Николая Чудотворца, но, тем не менее, молитва в сердце остается, и это самое главное.
— Прервалась традиция не только крестных ходов, но и православного образования. Классы воскресных школ для детей и взрослых сейчас пусты.
— И опять же приходится вспоминать советские традиции православного воспитания, когда не было вообще никаких воскресных школ, и все было закрыто не из-за того, что случались эпидемии, а по злому решению властей. Оно было продиктовано отнюдь не заботой о здоровье, а политикой партии, которая говорила, что атеизм есть самое передовое мировоззрение. В таком духе воспитывали людей. Также не было классов воскресной школы ни для детей, ни для взрослых. Но, тем не менее, вера оставалась. Возникает вопрос: а каким путем удалось сохранить веру? Святой апостол Павел пишет в своих посланиях: «Семья – это малая церковь». На уровне семьи из поколения в поколение от старших к младшим, от бабушек и дедушек детям и внукам передавалась живая вера.
Замечательно, что во многих семьях эта традиция сохранилась. Но также, к сожалению, во многих семьях она была потеряна и оборвана. Как это могло случиться? На каком-то этапе люди просто перестали ходить в храм, потому что храм был закрыт. Кто-то продолжал молиться дома, а кто-то дома молиться не хотел, постепенно забыв молитву. Кто-то сам добровольно снимал с себя крест, кого-то это заставляли делать на работе. В силу разных причин так сложилось, что в 20-е, 30-е, 40-е, послевоенные не менее тяжелые годы, годы хрущевских гонений эта традиция оборвалась.
В 90-е годы мы столкнулись с тем, что люди приходили в церковь после многолетнего перерыва и впервые искали свою дорогу к Господу Богу. Через поколение, а порой и через два они вернулись в церковь. До сих пор приходят люди и говорят: батюшка, у нас в двадцатые годы родители отреклись от веры. Получается, сто лет спустя, четвертое, а может, на подходе и пятое поколение вспоминает, что вера жива, и находит свою дорогу к вере. Дорога эта может быть очень не простой, а порой она проходит через тяжелые сомнения, через колебания, через массу соблазнов и искушений. Потому что духовная жизнь — это всегда серьезная работа над собой, т.к. свою веру необходимо осмыслить, пройти через определенные горнила искушений уже нашего времени.
Наверное, нашим современникам проще, чем людям в советские времена. Потому что, например, взять эту ситуацию с коронавирусом. В храмах совершаются богослужения, они не были остановлены ни в Москве, ни в самых очагах и эпицентрах эпидемии. Это самое главное — молитва возносилась к Господу Богу. Кроме того, уникальный опыт, который в советский период по определению не мог быть, – совершались трансляции богослужений по центральным и православным каналам телевидения, на Интернет-ресурсах. И не только. Богослужения были с комментариями, с переводом на русский язык, священнослужители, богословы, катехизаторы, преподаватели воскресных школ старались донести этот бесценный опыт и в Страстную седмицу, и к Пасхе. К православным праздникам рассказывали о смысле праздников.
Желающие могли почерпнуть для себя огромное количество знаний при помощи современных технических средств. Если в это время человек смотрел футбольный матч «Уругвай-Парагвай» в записи с прошлого года или грязные сайты в Интернете, то это был его выбор. К сожалению, неправильный. Человек всегда выбирает среди массы телеканалов и сайтов, что смотреть. Что он включит и чем наполнит свою душу в конечном итоге, выбор всегда будет за ним.
Конечно, ничто не заменит благодати Господней, святого Причащения, молитвы в храме и церковного богослужения. Возникает вопрос, насколько близко все это нашим современникам. Думаю, что страшнее эпидемии коронавируса духовная эпидемия наших дней. Когда души людей поражает неверие, когда грехи в храм не пускают. Многим людям, когда наступают выходные, хочется расслабиться, отдохнуть, и они уже в мирное время теряют спасение своей души, забывая о Боге.
— Действительно, человека сложно привести в храм, но легко быстро вывести оттуда. В храмах сейчас пустовато. Вернутся ли туда люди?
— Запретительные меры еще сохраняются, и, наверное, мы еще долго будем пожинать их последствия. Хотя не будем скрывать, и это правда, что люди по храмам скучают. Для верующего человека не ходить в храм тяжело. И люди ждут, когда снова безбоязненно, без всякой маски и перчаток, можно прийти в храм и помолиться от души Господу Богу. И мы верим, что это время скоро наступит, и Господь явит свою милость.
В каждом регионе своя ситуация, сейчас, например, невозможны паломнические поездки. Мы не можем посетить Троице-Сергиеву Лавру, Серафимо-Дивеевский монастырь и другие святые места, московские храмы закрыты на карантин. К счастью, наша вятская земля осталась в стороне от эпидемии, хотя случаи заражения у нас имеются. И Великорецкий крестный ход нынче проходит совершенно в другом формате, но, тем не менее, даже эти ограничительные меры, которые нас не коснулись во всей полноте, в отличие от столичного региона, людям в тягость. И люди ждут, когда храмы будут открыты. Наверное, особенно тяжело было людям старшего поколения: как это на Радоницу не сходить на кладбище.
Завтра Троицкая родительская суббота. Мы проводим поминальные дни в соответствии с богослужебным уставом. Для православного человека это, прежде всего, молитва в храме. В дни всеобщего поминовения усопших совершается всеобщая всецерковная молитва за усопших православных христиан. Если возможности посетить храм у человека нет, по меньшей мере, можно оставить записки в храме, чтобы священник смог помянуть почивших родных и близких.
Что касается посещения кладбища, да, желательно сходить и посетить места погребения своих усопших родственников, близких, родных. Но независимо от коронавируса, порой у людей нет такой возможности, потому что за мятежный 20 век жизнь раскидала всех от Калининграда до Владивостока, а кто-то оказался за рубежом. Поэтому порой посетить все места почивших родных не бывает никакой возможности.
— Церковный приход живет на пожертвования людей. Сейчас их меньше, в связи с этим меньше средств на нужды и содержание прихода, на благотворительность, которую оказывают храмы. Как в такой ситуации выживают храмы?
— Объяснить это сложно. Не секрет, что любая стройка, будь то восстановление храма, монастыря, да и текущая жизнь храма — это и заработная плата священника, служащих храма, коммунальные платежи и налоги, которые церковь тоже платит. В конечном итоге, это требует немалых затрат. Меня спрашивали, когда я еще занимался восстановлением Христорождественского монастыря: «Батюшка, кто же вам помогает, откуда берутся средства?» На этот вопрос я отвечаю неизменно: «Генеральный спонсор церкви – это Господь Бог. Господь пообещал, что не оставит, значит, не оставит».
К счастью, находятся добрые люди, которые в трудную минуту никогда не оставят, и помогут, и поддержат. Порой и не знаем, кто они. Таких людей посылает Господь. Мир пока, к счастью, не без добрых людей. Если вся страна переживает проблемы, конечно, церковь не осталась в стороне. Мы живем в том же самом обществе, где и все. И проблемы нашего общества становятся нашими проблемами.
Тяжело сейчас, наверное, не только церкви. Тяжело всем: и малому бизнесу, и простым рабочим людям. Многие, к сожалению, потеряли работу, либо потеряли часть заработной платы, кто-то был вынужден вообще остановиться и закрыться. Но, в отличие от предприятий и других организаций, мы уповаем на Бога. Главное — молиться Богу о помощи в трудной ситуации, в том числе, и материально трудной может и должен любой православный человек. И будем надеяться, что Господь не оставит. К счастью, есть люди, готовые поделиться своими сбережениями, средствами, несмотря на трудности, они продолжают делать добрые дела. И, конечно, низкий поклон тем людям, кто в трудную минуту протягивает руку помощи не только церкви, а вообще всем, кто нуждается.
Вопросы задавала Анна Зубарева.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.