Сквозь призму истории (18+)

0
70
Сквозь призму истории (18+)

В 2014 году в г. Кирове тиражом в 100 экземпляров вышла книга «Иван Катаев. Из столетней истории российской глубинки (от царя до буржуазной демократии)». В ней собраны воспоминания уроженца с. Шестаково Ивана Николаевича Катаева. Составитель книги, его сын Юрий Иванович Катаев, добавил к воспоминаниям отца свои комментарии и фотографии, поэтому она получилась очень интересной. Для слобожан важно, что в ней представлены рассказы о старом городе Слободском и селе Шестаково, которые дошли до нас благодаря отцу и сыну Катаевым. Представляем вашему вниманию отрывки из некоторых глав книги, в которых идет речь о наших родных местах и местных жителях.

Продолжение.

Отрочество

Когда Ивану исполнилось 15 лет, и он уже уверенно почувствовал себя кузнечным мастером, пришла ему в голову идея поездить по белу свету и, как купцы, поторговать товаром, поучиться жить, как живут они. Иван завидовал нарядным приезжим и тоже мечтал обязательно завести себе праздничный костюм. Мечтатель начал склонять деда, чтобы тот попросил отца отправить его с обозом до города Вятки, где жила их дальняя тетка. И вот однажды перед самым ледоходом отец с последним обозом отпустил Ивана в Вятку. Впервые он покидал родное гнездо. Незаметно обоз приблизился к Слободскому, который проехали без остановки. И только на выезде на Казанский тракт остановились у трактира «Дорожный», где шестаковцев встретили дружескими приветствиями, посадили за длинный стол и спешно накрыли обед по заказу. В Вятке Ивану удалось устроиться на фабрику Булычева, где он научился окрашивать овчину, и началась его самостоятельная жизнь.

Первая мировая война

Весть о войне всколыхнула село Шестаково, шла мобилизация солдат на защиту царя и Отечества со всего Слободского уезда. Георгиевская, Лекомская, Совьинская, Вагинская, Нагорская, Сырьянская, Сезеневская и другие волости через Шестаково везли в г. Слободской на подводах мобилизованных солдат. В октябре того же 1914 г. начался призыв на действительную службу призывников 1893 года рождения, и Иван стал новобранцем.

Все постоялые дворы г. Слободского: Громозовых, Росляковых, Кудрявцевых, Докучаевых, Поповых, да и другие заезжие дворы вплотную были заполнены подводами и людьми. Приемная комиссия под председательством уездного воинского начальника подполковника Пахтусова была в доме по ул. Глазовской (ныне Советская) на втором этаже (ныне в этом здании магазин «Александровский»).

Комиссия принимала призывников по волостям одна за другой без перерыва, но подолгу. Новобранцы от безделья шатались по городу, не находя, где провести время. Казенки были закрыты, в ресторане и трактирах спиртные напитки не продавались. За городом по Вятскому тракту в чижовском публичном доме, кроме раскрашенных девок, тоже ничего не было. Более находчивые ребята все же умудрялись доставать у жителей зелье. Немало труда стоило старшим волостным и старостам собрать к определенным часам в приемную комиссию призывников, еще не оправившихся от рекрутских гуляний.

Наконец, очередь дошла до Георгиевской волости. Всем шестаковским новобранцам, принятым на военную службу, было велено явиться в присутствие воинского начальника для объявления отправки в назначенные части. Присутствие находилось в угловом одноэтажном доме с мезонином по ул. Рождественской напротив земской управы (ныне поликлиника). В большом дворе среди расставленных столов толпились новобранцы. Самый большой набор был в 106-й Вятский запасной полк. Их в тот же день партиями отправляли в Вятку.

Имя Ивана Катаева было занесено в списки Владивостокского крепостного минного батальона, и с призывного пункта в ожидании отъезда команды отправились в Красные казармы. Во второй половине дня под командой унтер-офицера призывников повели в Екатерининскую церковь, куда заходили по двое и становились по правую сторону. На левой стороне до самого алтаря стояли иностранные солдаты в шинелях австрийского и чехословацкого образца. Оказалось, это были военнопленные. После молебна они покинули церковь, а новобранцы перед Крестом Христовым и Евангелием давали клятву служить царю и Отечеству верой и правдой.

На другой день к Красным казармам подъехали крестьянские подводы, на них погрузили солдатские мешки, и новобранцы двинулись за подводами в путь. Вятский тракт заметало сугробами, лошади и люди от усталости часто останавливались, пока, наконец, ефрейтор не приказал остановиться на ночевку в Лузе. Рано утром по тракту протянули раздвигу, и дорога стала легче в разы. Так и дошли до Вятки.

На железнодорожной станции «Вятка-1» всех посадили в товарный вагонтелятник, оборудованный нарами и печкой. До Перми вагон был полупустым, а при посадке пермских новобранцев произошел настоящий штурм. Пермяки, не считаясь со слобожанами, начали занимать уже занятые места, и вспыхнула потасовка. Наш здоровяк Александр Лумпов проявил настоящую вятскую хватку, и скандал утих, все улеглись по своим местам до самого Екатеринбурга. С этих пор пермяки стали слобожанам хорошими друзьями и сослуживцами.

В декабре 1914 г. эшелон прибыл во Владивосток. По прибытии в бухту Диомид служащие моряки на пирсе проявили к новобранцам большой интерес. — Вятские есть? — Есть. — Какого уезда? — Слободского. -Значит, земляки. Так познакомились со Шмелевым Иваном Матвеевичем из Слободского, с Четвертных из Черной Холуницы.

Новая власть на родине

Много поездил по стране и повоевал на румыногерманском фронте И.Н. Катаев во время Первой мировой войны, был дважды ранен. Эти события ярко описаны в книге.

«Товарищи солдаты! Когда приедете в свои родные края, боритесь за победу октябрьской революции, за власть Советов!» С таким напутствием Москва проводила солдат, возвращавшихся с фронтов в родные места. Они ехали домой с твердым намерением защищать новую власть. В 1918 г. в Слободском уездным комиссаром был петроградский рабочий И.И. Дерышев. Под его руководством проходило становление советской власти в волостных центрах уезда. Волостным центром Георгиевской волости было с. Шестаково. Первым председателем Георгиевского волисполкома Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов был сын крестьянина д. Кривали Николай Николаевич Князев. Весной 1918 года при волисполкоме была создана специальная комиссия с участием землеустроителя уездисполкома под председательством Александра Ивановича Катаева из д. Дупленки. Она произвела полный передел всей земли по наличию членов семьи. Все купеческие сенокосные угодья были распределены между нуждающимися крестьянами. Так новая власть ликвидировала несправедливость в использовании природных богатств.

Катаевская мельница была одним из основных предприятий по выработке муки в Георгиевской волости. Она находилась в центре с. Шестаково на живописном пруду речки Мостовицы. И.Н. Катаев понимал, что хлеб родине зависит от организации в волости мельничного хозяйства-товарищества, и это стало его первостепенной задачей. Однако вскоре его как перспективного менеджера пригласили на курсы в Нижний Новгород, а в 1934 г. перевели в г. Звенигород, где он создал семью.

В родной Слободской, теперь уже навсегда, Иван вернулся вместе со своей женой Анной и детьми в марте 1945 года, много работал, помогал родным, чьи судьбы изменила война. Слобожане старшего возраста помнят этого неутомимого человека-труженика, участника двух войн, многодетного отца, которому довелось жить в царской, советской и перестроечной России. Его судьба – одна из многих россиян, которые достойно жили и трудились, защищая и обустраивая страну и свою малую родину.

Книгу листала НАДЕЖДА СЕРГЕЕВА.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.