Не допустить повторения пройденного

0
126
Не допустить повторения пройденного

30 октября — День памяти жертв политических репрессий

Шесть лет назад, в 2014 году, в г. Кирове вышла книга «Их памяти нельзя не поклониться… Поломанные судьбы, разбитые надежды». Она была составлена по инициативе правления Кировской областной общественной организации по защите прав политрепрессированных (КОПР) «Вятка Плюс» и рассказывает о сталинских репрессиях 1937-1953 годов и ранее. По рассекреченным архивам, к 1954 году за контрреволюционные преступления (ст. 58) было осуждено
3 миллиона 777 тысяч 380 человек, к высшей мере наказания приговорено 642 тысячи 980 осужденных. В Кировской области в годы массового террора по политической 58-й статье осуждено 25413 человек.

18 октября 1991 года был принят закон РФ «О реабилитации жертв политических репрессий». С тех пор тема сталинских репрессий стала одной из широко обсуждаемых в обществе. В предисловии к книге «Их памяти нельзя не поклониться» читаем: «А как жили и выживали дети репрессированных родителей? Именно они стали следующим поколением граждан нашей страны, многие из которых впоследствии воевали с фашизмом и защищали свою Родину, восстанавливали разрушенную страну, жили, трудились, растили детей в государстве, которое было к ним столь сурово. Об этом они, дети «врагов народа», рассказывают на страницах книги».
Среди имен жителей разных районов Кировской области в книге имеются фамилии слобожан и уроженцев слободской земли: расстрелянных священнослужителей Троицкой церкви с. Волково Слободского района Владимира Владимировича Свечникова и Алексея Васильевича Кленовицкого, репрессированных семей Кондрата Кондратьевича Гернштейна, Шайхутдина Хусаиновича Дуняшева, Евгении Ивановны Колупаевой, Григория Яковлевича Кудрявцева, Гельги Дмитриевны Орленко. Время неумолимо, и сегодня многих свидетелей тех событий уже нет в живых, тем бесценнее их воспоминания и фотографии на страницах книги.
Одна из слобожанок Нина Анатольевна Грязева на протяжении многих лет является бессменным руководителем Слободского отделения и членом правления КОПР «Вятка Плюс». Вот что она рассказывает в книге: «В Слободском вблизи реки Вятки установлен памятник жертвам политических репрессий. Один на всех. Сюда приходят те, кто сам оказался в сталинских лагерях, чьи родители погибли, а могилы неизвестны – они по всей Вятской земле и по всей России.
Родители мои – крестьяне и, оказывается, были зажиточными. Большая семья во главе с бабушкой моей Марией Васильевной. Были раскулачены в Нагорске за то, что имели пашни, несколько коров, даже две лошади. Ну и, как вспоминали мои родители, видно, была разнарядка, по которой их как зажиточных крестьян
2 августа, в Ильин день, вывозили оттуда…
18 лет жили на спецпоселении под надзором комендатуры. Было бесправное у них положение. Приходилось очень трудно, я сама это помню. Почему правительство, почему государство, почему власть так жестоко расправились с людьми? Ведь там умирали люди! Мама вспоминала, что каждое утро на завалинках землянок были трупы, которые закапывали без гробов. Ну, какие там дети, какие младенцы могли выжить? Умирал народ… И мы жили в такой тесной скорлупе, мы ничего не знали, это ведь только сейчас мы имеем доступ к архивным документам. А так был вакуум. Это ужасно, что было сотворено с народом».
Когда моих родителей увозили в лаптях на Урал, они взяли с собой только одну икону: считали, что их увозили на смерть. И все 18 лет они хранили ее на спецпоселении в Свердловской области. Затем вернулись на родину, на Вятку. Эта икона как семейная реликвия оставалась в нашем доме. Переезжая с места на место, родители не оставляли ее нигде. Эту икону я передала племянникам после Рождественской службы в церкви с. Волково в 2010 году».
Также Н.А. Грязева на страницах книги рассказала историю семьи Евгении Ивановны Колупаевой, бывшего детского врача нашего города: «Она родилась в Пензенской области. Отец Иван Федорович Козюков работал на спиртзаводе, где очень сдружился с одним рабочим. Однажды рабочие в перерыв начали рассказывать смешные истории и анекдоты о Сталине, Дзержинском. Рассказывал, в основном, тот самый друг отца Евгении Ивановны. В той группе людей оказался стукач, который и сообщил обо всем в НКВД. После этого отца арестовали. Посадили обоих – и отца, и его товарища. Приговорили к трем годам исправительно-трудовых работ.

Не допустить повторения пройденного
На второй год в исправительно-трудовом лагере (ИТЛ) Ивана Федоровича освободили от конвоя, он писал в письмах, что все хорошо, и звал семью к себе. В 1937 году был убит С.М. Киров, и отцу к предыдущему сроку добавили еще 5 лет. Писем больше не приходило. Тогда мама Евдокия Федоровна отправилась на поиски мужа, поехала в Красноярск. Она смогла прорваться на прием к начальнику ИТЛ, но тот ей пригрозил: мол, сама сядешь в тюрьму, если я доложу о тебе в вышестоящие органы. Так Евдокия Федоровна вернулась домой ни с чем, сказав детям, что отца больше нет.
В 1937 году был пересуд, и Ивана Федоровича приговорили к расстрелу, отправив на Колыму. Вскоре после этих событий пришло известие, что он умер в больнице от воспаления легких. Семью Козюковых тут же выселили из их дома (Евгении Ивановне тогда было четыре с половиной года) и поселили в общем большом доме, который не отапливался. Дров не было, иногда топили соломой.
Зимой стояли очень сильные 40-градусные морозы, а печку в школе топить запрещали, но дети-школьники послушно ходили на уроки, сидели в промерзших классах. Мама Евгении Ивановны работала учителем, за свой труд была награждена орденом Красного Знамени. Несмотря на клеймо врага народа, все ее дети выросли достойными людьми.
В 1980 году пришел офицер КГБ, принес дело И.Ф. Козюкова, из которого следовало, что он ни в чем не виновен. Но его уже было не вернуть».
В дополнение к воспоминаниям, напечатанным в книге, накануне Дня памяти жертв политических репрессий краевед Т.А. Бакулева передала в «ЦГ» материалы на эту тему: «В п. Октябрьском Слободского района живет Валентина Афанасьевна Некрасова. В 30-е годы родители ее отца Афанасия Ивановича Некрасова были репрессированы. Позднее, в годы Великой Отечественной войны, Афанасий Иванович храбро сражался на фронте, награжден медалью «За отвагу», орденом Славы третьей степени. В марте 1945 года А.И. Некрасов скончался от ран в военном госпитале. Письмо из госпиталя с сообщением о смерти и документы о наградах отца сейчас бережно хранятся в семье В.А. Некрасовой.
Раскулачиванию подверглась и семья Алексея Дмитриевича Бакулева (1889-1977). В 1934 году он обратился в Слободской горсовет с заявлением: «Прошу Президиум горсовета рассмотреть мое заявление по существу. В период шестилетней торговли я был плательщиком налогов. С 1929 года я не имел патента на торговлю и занимался сельским хозяйством, а также работал на лошади по перевозке дров и осинника. Семья моя состоит из 8 человек, в том числе 6 детей. В 1929 году описано все имущество в хозяйстве. Через три дня все вещи увезли, а из дома выселили, как и моего брата. Увезли со двора сеялку, веялку, борону, плуг. В связи с этим пришлось отказаться от земли, так как обрабатывать ее было нечем. Работал у Махнева – возил спички, дрова, лес, подрабатывал в частном предприятии «Жеребок» по выделке шкур животных и сбору шерсти. Этого хватало, чтобы прокормить семью хлебом».
Вопреки вышесказанному, по Успенскому сельсовету в списке лиц, лишенных избирательных прав, на 10 февраля 1930 года значится имя А.Д. Бакулева, а в графе «Социальное положение» записано: «кулак». Его хозяйство было ликвидировано в 1931 году. Так как большой семье нужно было где-то жить, переехали в д. Степкины, затем купили старый дом на Демьянке, который все время приходилось ремонтировать. Через почти семь десятков лет А.Д. Бакулев был реабилитирован решением Слободского райсуда от 26.06. 1998 года».
Спустя годы, невозможно сосчитать, сколько слобожан были объявлены врагами народа, прошли через страшные разорения, лагеря, ссылки и расстрелы. Сегодня их дети стали уже очень пожилыми людьми. Каждый год 30 октября они зажигают поминальные свечи в Троицкой церкви, возлагают цветы у обелиска на старом кладбище. Они прошли непростой жизненный путь и единодушны в главном: «Красный террор, приведший к гибели и поломавший жизни миллионов людей – трагическая страница в истории страны и их судьбах. И пусть молодежь подчас относится скептически, но люди старшего возраста помнят, как клеймо врага народа перечеркивало жизни. Современное поколение не имеет права забыть то время, чтобы не допустить повторения пройденного».
Анна Тихомирова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.