Убит подо Ржевом

0
95

Для супругов Сергея Викторовича и Ольги Юрьевны Жилиных из д. Ситники в этом году День памяти и скорби стал таковым в буквальном  смысле этого слова. Вместе с внуком Матвеем они присутствовали на церемонии погребения пропавшего без вести в декабре 1941 года их деда и прапрадеда Ильи Филипповича Белорусцева. Его останки были подняты московскими поисковиками осенью 2021 года, идентифицированы по смертному медальону и перезахоронены с воинскими почестями на  мемориальном кладбище города Ржева 22 июня 2022 года. Своими впечатлениями об этом событии с читателями «ЦГ» поделилась О.Ю. Жилина.

— В Книге Памяти Слободского района дед моего мужа Илья Филиппович Белорусцев значится как без вести пропавший. Он родился в 1908 году в д. Ярославль, работал в колхозе и был призван на фронт Слободским РВК 15 сентября 1941 года. С тех пор о нем ничего было не известно. Его жена Анна Яковлевна осталась одна с двумя маленькими  детьми и перебралась поближе к городу в д. Деньгины Стуловского сельсовета. Она вырастила детей, дожила до 80 лет, но так и не узнала, что стало с мужем.

Большое везение, что, спустя восемь десятков лет, поисковики смогли прочитать полуистлевшую записку в солдатском медальоне. Они нашли нас через соцсети. Когда позвонили в первый раз, мой супруг очень переживал, были слезы и волнения. Нам рассказали, где нашли останки нашего деда, каким чудом  удалось расшифровать 19 медальонов, из них 14 – воинов из Кировской области, в том числе еще одного слобожанина Степана Петровича Костина. Нас пригласили на церемонию перезахоронения, после перезванивали еще несколько раз, а когда мы приехали во Ржев 21 июня, то устроили на ночлег.

22 июня в полдень на мемориальном кладбище начался митинг, где выступил мэр города, присутствовали члены поисковых отрядов, юнармейцы, солдаты срочной службы, родственники погибших. В этом году хоронили 1309 бойцов, найденных поисковиками на полях сражений подо Ржевом. Их останки были положены в 100 гробов, обитых красной материей. Тех, у кого удалось установить имена, хоронили в отдельных, на крышках были написаны их имена, а по весу они были легкими, в отличие от остальных. Все присутствующие, независимо от чинов и рангов, устанавливали их в длинную 25-метровую могилу, которая навечно стала для павших бойцов местом упокоения и поклонения их воинской славе. В завершение траурной церемонии прозвучали оружейные выстрелы. По русскому обычаю, мы бросили на крышку гроба деда горсть земли из его родной деревни Ярославль, а в Слободской привезли земельку с его захоронения, которую подсыплем на могилу  бабушки.

Останки деда обнаружил Руслан Чабан из поискового отряда «Победа» г. Москвы. Он вручил нам медаль «Шагнувши в бессмертие», учрежденную  поисковиками, а также смертный медальон деда. Также он свозил нас на поле боя в урочище Буруково, буквально в 5 км от Ржева, где дед погиб и было найдено захоронение 130 красноармейцев, сделанное в годы Великой Отечественной войны. Чистое поле, в то время возделываемое крестьянами, и сейчас там посеян рапс.

Руслан рассказал, как нашел это захоронение. Ранее в этих местах не однажды работали поисковики, но никто ничего не находил. Когда Руслан в первый раз пошел со щупом, тот сработал на металл. Он начал рыть и нашел чугунок. Поисковики знают, что зарытые чугунок или каска, как правило, являются меткой, что здесь находится воинское захоронение. При рытье на штык лопаты ему ничего не попалось, и он решил прекратить поиск. Однако, спустя время, вновь вернулся и начал копать. Как оказалось, захоронение залегало глубоко. В нем лежали солдаты, погибшие в январе 1942 года, а затем дивизия ушла из этих мест, и Буруково неоднократно переходило из рук в руки от наших войск к фашистам, становилось нейтральной территорией.

Это захоронение было сделано весной, когда на поле боя вытаяли трупы солдат, и кто-то  стаскал их со всей округи к этой яме, выстелил дно  брезентом и сложил 130 солдат в 7 рядов по 18-19 солдат в полном обмундировании и с личными вещами. Каждый ряд был накрыт слоем шинелей. Между шестым и седьмым слоем лежали мины. По словам Руслана, это было самое «культурное» захоронение, которое видели  поисковики. Кто его сделал: немцы, наши солдаты или местные жители — остается загадкой. Но все-таки поисковики склоняются к выводу, что фашисты были уверены в успехе своего наступления и уже считали Ржев навсегда своим, поэтому из санитарных соображений заставили местных жителей под их присмотром собрать и аккуратно поглубже закопать трупы.

На митинге говорили, что в 1941 году во Ржеве насчитывалось 55 тысяч жителей, а к 1943 году в живых осталось всего 200 человек, да и то это была группа староверов, которая укрылась в глухих лесах. Все мирные жители Ржева погибли. Когда мы подъезжали к городу на автомобиле, то видели много воинских захоронений и братских могил.

Низкий поклон поисковым отрядам за работу по увековечению памяти погибших в годы Великой Отечественной войны. У всех поисковиков есть своя основная профессия, но они ежегодно едут на Вахты Памяти, а затем терпеливо расшифровывают найденные  солдатские медальоны и по всей стране разыскивают близких. Их работа «затянула» и меня. Я теперь всем буду рассказывать о судьбе 355-й стрелковой дивизии, которая была расформирована с несправедливой записью «За утерю Боевого Знамени» и незаслуженно забыта. А по факту Боевое Знамя не было в этой дивизии ни одного дня.

В начале войны в г. Кирове одна за другой были сформированы две стрелковые дивизии-близнецы – 311-я и чуть позднее 355-я. Когда в августе 1941 года пошла вторая волна мобилизации, то на фронт стали призывать мужчин в возрасте 40 +. У каждого из них дома оставались семьи. 1 сентября 1941 года считается официальным днем рождения 355-й стрелковой дивизии, в нее попали 12 тысяч кировчан.

17 сентября 1941 года наш дед в составе маршевой роты слобожан ушел пешком в г. Киров. Днем новобранцы учились, а вечером по понтонному мосту через Вятку доходили до Малой и Большой Субботихи, где были определены на постой в домах местных жителей. На фронт дивизия должна была выехать 15 ноября, на главной площади города ей должны были вручить Боевое Знамя. Но фашисты очень близко подошли к Москве, и по приказу Верховного главнокомандующего в ночь с 5 на 6 ноября 355-я СД начинает погрузку в вагоны. Она проходила в большой спешке, и последний эшелон покинул г. Киров 7 ноября. Знамя дивизии вручить так и не успели,  оно осталось в Кирове и позже следующими эшелонами догоняло дивизию отдельно.

9 ноября солдаты выгрузились на станции Любим и Буй в Ярославской области и находились там до 19 декабря, учеба продолжалась в г. Рыбинске. 10 декабря Ставка Верховного главнокомандующего разработала план, по которому 355-й дивизии следовало 19 декабря вновь погрузиться в эшелон и прибыть под Торжок. Вот отсюда и началась война для нашего дедушки.

Железная дорога подвергалась ежедневным бомбежкам. По этой причине создавалась огромная пробка из вагонов. Знамя 355-й СД оставалось где-то далеко позади, в пробке. По плану ставки, дивизия 23 декабря должна была вступить в бой, но из-за пробок и бомбежек сроки не были выдержаны, и в этот день она только выгрузилась под Торжком. Люди, выпрыгнув из вагонов, тут же получали оружие. Те, кто получил его раньше, имел возможность почистить винтовки от заводской смазки и подготовить к бою. Последние этого сделать не успели. Стрелковые полки, получив оружие, маршем отправились в Рябиниху, 70 км пешком.

В ту зиму стояли очень сильные морозы, ниже 40 градусов. Кроме этого, начались метели, высота сугробов за день достигала до полуметра. После 60 км марша к 25 декабря части и подразделения 355-й СД вышли в район  севернее деревень Еруново-Рябиниха. Немцы здесь стояли уже три месяца и укрепили свои боевые позиции, соорудив десятки дотов, дзотов, блиндажей, траншей, минных полей и проволочных заграждений. У нашей дивизии не оказалось достаточно средств, чтобы овладеть этими укреплениями. Полки оказались без боеприпасов, артиллерия — без снарядов, бойцы — без зимнего обмундирования и еды, так как обозы отстали.

Атака Рябинихи началась 26 декабря утром. В помощь пехоте шли советские танки. В этом бою полностью погиб первый полк 355-й СД. 5 января дивизия вела бой за Буруково, где прошлой осенью московские поисковики и нашли захоронение нашего деда и его однополчан.

Летом 1942 года остатки дивизии вышли из окружения, и Конев отдал приказ о расформировании 355-й СД за утерю Боевого Знамени, которое ни одного дня не было в дивизии, а всегда находилось в штабе 39-й армии. Несправедливое решение, но оспаривать его в военное время было невозможно, да и некому. К примеру, из 12000 кировчан из окружения вышли немногим больше 500 человек, остальные погибли. Вся российская глубинка там полегла. У бойцов была одна задача – любой ценой остановить наступление врага. И они его остановили своей грудью, массой, количеством. Цена была непомерной – каждый час уносил сотни человеческих жизней. На войне люди лиха хлебнули, она принесла большую беду нашей стране, вот что особенно чувствовалось во время нашей поездки во Ржев. Думаю, что в следующем году на 22 июня еще раз съездим на Ржевский мемориал Советскому Солдату, побываем на могиле деда и низко поклонимся   поисковикам, которые его отыскали.

Надежда Сергеева.

Фото О.Ю. Жилиной.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.