И стал нам полем боя цех

0
34
И стал нам полем боя цех

В рамках Интернет-проекта «Нам досталось сполна!», посвященного 79-й годовщине Великой Победы, Центр патриотического воспитания им. Г. Булатова продолжает знакомить с воспоминаниями слобожан-тружеников тыла.

Предлагаем вашему вниманию рассказ слобожанки Надежды Яковлевны Салтыковой (1923-2017), которая в 1941 году окончила школу ФЗУ и устроилась на меховую фабрику «Белка». В годы войны работала в транспортном цехе грузчиком, затем учетчицей в портновском цехе и на запуске в скорняжном цехе. Трудовой стаж на «Белке» составил почти 40 лет – с 1939 по 1978 годы. Она удостоена медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и других наград.
Из воспоминаний Н.Я. Салтыковой: «Когда началась Великая Отечественная война, мне было 18 лет. О начале войны объявили по радио. Помню, все горевали, началась демобилизация. В 1941 году я как раз закончила учебу в школе ФЗУ. В то время в стране шел спортивный бум. Нас обучали в противогазе ходить, азбуку Морзе изучать, прыгать, бегать. Военруком в школе ФЗУ был военвед Владимир Михайлович Данилов, он нам вручал значки ГТО, БГТО.
Нас с подругами в армию не взяли, так как мы работали в секретном цехе – кроили и шили шлемофоны для летчиков, перчатки с крагами. Жили и работали под девизом: «Все для фронта, все для победы!» Сырья, кожи не хватало, мужской силы — тоже. И нас, деревенских женщин, на полгода перевели в сырейный цех. Так я, скорняк-раскройщик, стала работать во вредном сырейном цехе – закладывала «товар» в красильные барабаны с черной краской. Старшим «барабанщиком» была моя подруга Шура. От барабана к барабану мы бегали с тележкой, грузили и перекладывали сырье, необходимо было выкрасить или мелкий, или крупный товар, который шел партиями: то кролик, то овчина, то норка.
Однажды пришла к нам мастер Нина Григорьевна Салтыкова и сказала, что нас переводят работать в транспортный цех грузчиками. Там была одна конная пара из бракованных коней, конюхом работала Швецова. Меня вначале хотели на лошадь посадить, так как я — девка деревенская, со знаниями, но я лошадей очень боялась (однажды, когда мы еще в деревне жили, мне на ногу лошадь наступила).
В гараже было несколько машин и тракторов: газогенераторная (работала на щепках), бензиновая, 1,5-тонка, трехтонка, два гусеничных трактора. На трехтонке шофером трудился еврей Натан Абрамович Тайхнер. Вот на этой трехтонке я и работала с подругами грузчиком.
Где-то в середине войны построили железную дорогу от фабрики до собачьей горки (у пивзавода). Жутко сейчас становится от мысли, чего за это время мы только не грузили: мешки с товаром, солью, дрова – зимы-то холодные были! Часто возили одежду в стирку (фуфайки, гимнастерки, шапки), все это привозили от раненых с фронта. На центрифуге стирали, отжимали. Затем просушат — и в мешки, а мы погрузим, везем и сидим на этих мешках. Но ведь молодые мы, все было под силу, да еще с песнями, шутками да прибаутками!
За тем, что на фронтах происходило, внимательно следили. В проходной фабрики стоял громкоговоритель, около которого собирались меховщики послушать сводки. Голос диктора и сейчас помню: «Говорит Москва, от советского информбюро».
Стекла в цехах были закрашены краской, а окна завешивали тканью. Смена начиналась в 6 часов утра, заканчивалась в 18 вечера, работали по 12 часов. Нам давали по 600 г хлеба на карточку и 1 талон в день на кашу, так как работа была очень тяжелая.
На берегу на Каринском перевозе пилили лес и возили на фабрику. Лесозаготовители древесину в леспромхозах собирали в «матки» и весной сплавляли по реке. Мы же здесь «расплачивали» их и вручную грузили на машины, а бревна были длиной метра три. В бригаде нас было 5 человек: Тася Опалева, Анна Шутова, Ольга Скорых, я и еще одна девушка (забыла, как звали). Тяжело приходилось, бедные наши руки и спины!
Мы все очень дружили, не грубили, поддерживали друг друга, как могли. Нам выдавали хлопчатобумажные комбинезоны, а для работы в зимний период из цигейки шили, чтобы было потеплей. Работали с одним выходным днем в воскресенье. Отпуска не давали.
После работы мы бежали в клуб им. Горького, пели в хоре. Руководила им Анна Алексеевна Лапина. Были смотры художественной самодеятельности между цехами.
После травмы в 1943 году (сильно зажало между двумя грузовиками) меня перевели в бухгалтерию. Здесь я работала как нормировщик, плановик и кассир – все в одном лице, осваивала новую работу. Мне доверяли написать любую бумагу, заявления с просьбами, многие обращались и благодарили за доброе дело и отзывчивое сердце. До конца войны в гараже транспортного цеха я и проработала.
В победном 1945 году вышла замуж. С Алексеем познакомилась через подружку. Еще незадолго до Победы Алексея отпустили из госпиталя на побывку, тут и произошло наше знакомство. Потом еще 3,5 месяца Алексей служил, в октябре 1945-го вернулся совсем и покорил меня. Сыграли скромно свадьбу и стали жить».
Воспоминания Н.Я. Салтыковой помещены в сборнике «И стал нам полем боя цех. Слобожане – труженики тыла», выпущенный сотрудниками Центра патриотического воспитания им. Г. Булатова в 2015 году.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.