Время собирать камни

0
15
Время собирать камни

Интересную историю поведал для читателей «ЦГ» краевед С.И. Шуклин. На протяжении многих лет он изучает факты жизни и деятельности слободского купца Ксенофонта Алексеевича Анфилатова и его родственников, отслеживает связи этой фамилии с другими слобожанами. В их числе — семья священнослужителей Катаевых, которые из поколения в поколение служили в Благовещенской церкви с. Шестаково, а также церквях г. Слободского и г. Вятки.

Храм, которого нет
Как известно, К.А. Анфилатов (1761-1820), сын крестьянина из д. Вагинской Шестаковской округи (ныне Белохолуницкий район), был крещен в Благовещенской церкви города Шестакова. Этот храм был построен «по обету» его дядей и отцом – Лукой и Алексеем Анфилатовыми. Ведя обширную хлебную торговлю с Архангельском, они разъезжали по разным сибирским и поволжским городам и однажды в дороге чудом спаслись от нападения лихих разбойников. Оставшись живыми, братья дали обещание построить в родном Шестаково храм. Денег на строительство не жалели — оно обошлось им в крупную сумму 5300 рублей. Более красивого и необычного храма, построенного в стиле сибирского барокко, в округе не было. Со временем в церковной ограде храма были похоронены предки Ксенофонта Алексеевича Анфилатова — дед Иван, бабушка Мариамна, отец Алексей Иванович, старший брат Александр. Все памятники на их могилах были сделаны из цельной опочной плиты лежачей формы, подписаны, украшены вырезным крестом, копьем и губкой на трости, по бокам обведены лавровыми венками.

Время собирать камни
То, что осталось от Благовещенской церкви

Также в церковной ограде покоились духовные наставники Анфилатовых – священнослужители Катаевы: Карп, Иосиф, Иоанн и Фаддей. На протяжении полутора веков представители их рода и они сами служили в Благовещенской церкви с. Шестаково, несли Христову веру жителям села и двух десятков окрестных деревень. Их имена значатся в «Материалах к Русскому провинциальному некрополю великого князя Николая Михайловича», которые в начале ХХ века собирались со всех концов Российской империи и только спустя столетие, в 2012 году, были изданы в Санкт-Петербурге.
После революции из Благовещенского храма были изъяты все драгоценные вещи, в советское время в нем находилась баня. Сегодня от былой красоты остались только развалины, в овраге неподалеку лежат остатки могильных плит с неразборчивыми надписями – кто-то зубилом испещрил на камнях все имена. Если бы эти тексты удалось восстановить, то мы бы точно узнали, чьим могилам принадлежали надгробия, и это стало бы большим вкладом в дело сохранения исторической памяти. Говорят, что раньше камней было больше, по-видимому, кто-то унес их для хозяйственных нужд. Чтобы не потерять остатки, нужно хотя бы прибрать это место и поставить памятный знак в честь церкви и людей, которые ее строили и здесь служили.
Из рода Катаевых
В 2017 году в московском издательстве «Молодая гвардия» вышла книга Сергея Шаргунова «Катаев. Погоня за вечной весной», где представлена подробная биография известного советского прозаика, поэта, киносценариста, военного корреспондента, Героя Соцтруда Валентина Петровича Катаева (1897-1986). Как оказалось, он является прямым потомком слободских священников Катаевых.
Представляем некоторые цитаты из первой главы этой книги: «Катаевы были выходцами из Новгорода, по преданию, происходили от ушкуйников – вольных людей, на быстрых лодках-ушкуях добравшихся в далекую Вятскую землю, «под Камень», как в старину называли Урал. По всей видимости, предки Катаева знали русских святых – преподобного Трифона Вятского, основавшего Успенский монастырь в Хлынове (Вятке) и блаженного Прокопия. Они, как и дедушка писателя, отец Василий, были погребены в этом монастыре.
Первое упоминание в архивах – 1615 год: Ондрюшка Мамонтов, сын Катаев. Так что первый установленный предок нашего героя – Мамонт из ХVII века. Имя не имеет отношения к доисторическому зверю, а принадлежит святому мученику, погибшему во время гонений на христиан в III веке. Прямая мужская линия Валентина Петровича напоминает библейское праведное родословие. Андрей Мамонтович – посадский человек в городе Шестакове (превратившемся при Екатерине в село). Его сын Матфей стал иереем в тамошней Благовещенской церкви, родоначальником священнической династии Катаевых. Далее – священник Алексий. Затем – священник Иоанн, у которого в браке с Февронией родился Карп. Он тоже стал священником, а после принял постриг, сделавшись иеромонахом Мелхиседеком, игуменом Спасского монастыря в городе Орлове. У его сына священника Иосифа в браке с Евфимией родился Иоанн, тоже ставший священником. От брака с Еленой родился священник Алексий.

Этот иерей Алексий в середине ХVIII века спустился вниз по реке Вятке в город Слободской, где стал служить в центре города в Преображенском соборе. Там и умер от апоплексического удара в алтаре за благовестом к литургии. Его сын, тоже Алексий, служил, как и он, в Преображенском соборе. За свое пастырское окормление ополченцев, отправлявшихся на войну с Наполеоном, получил бронзовый наперсный крест. Интересно, что в 1831-м с его бани на город перекинулся большой пожар, уничтоживший множество домов.
У отца Алексия Катаева было семеро детей. Старший и младший, учась в Вятской духовной семинарии, взяли, как тогда случалось, другую фамилию – Кедровы. Старший протоиерей Александр при этой фамилии остался, и отсюда пошел духовный род Кедровых с архиереями и новомучениками, младший протоиерей Василий вернул себе фамилию Катаев. Впоследствии он и стал дедушкой писателя.
Отец Василий родился 6 января 1820 года. Он был ближайшим помощником вятского владыки Аполлоса (Беляева). Женился на жительнице Слободского Павле Павловне Мышкиной, также происходившей из священнического рода (и между прочим, родственнице братьев-художников Виктора и Аполлинария Васнецовых). Отец Василий обучался в Вятской духовной семинарии, потом в Московской духовной академии, стал инспектором Вятского духовного училища, служил протоиереем Ижевского оружейного завода, был награжден наперсным крестом на орденской ленте за вдохновление глазовских дружин на Севастопольскую кампанию. В начале 1860-х отец Василий вместе с семьей переехал в Вятку, где служил в Свято-Троицком кафедральном соборе. Он умер 6 марта 1871 года – простудился, провалившись под лед, когда шел через Вятку с последним причастием к умирающему.
Все три его сына учились в Вятской духовной семинарии, но священниками не стали. Старший Николай после окончания Московской духовной академии поехал в Одессу преподавателем семинарии, затем стал статским советником. Следом за ним, прихватив с собой мать, в Одессу перебрались братья. Тепло, дешево, море… Средний сын Петр, родившийся в 1856 году в Глазове, после семинарии окончил Новороссийский университет, стал преподавателем одесских учебных заведений (Епархиального женского и Юнкерского училищ). В 30-летнем возрасте он женился на 19-летней Евгении Бачей — праправнучке полтавского дворянина, казака, полковника Запорожской Сечи, потомки которого храбро сражались в турецкой кампании, войне 1812 года и в Крымской войне». У Петра и Евгении родились два сына – Валентин и Евгений Катаевы, ставшие известными писателями.
Нам есть кем гордиться!
С.И. Шуклин продолжает рассказ: «Когда я сопоставил сведения из двух книг, о которых рассказывалось выше, то получилась целостная картина, которую можно дополнить известными слобожанам фактами. К примеру, на старом городском кладбище сохранилась могила Алексея Алексеевича Катаева. Он навсегда вошел в историю Слободского не только как священник Преображенского собора, а более как владелец бани, с которой 11 мая 1831 года в городе начался большой пожар. Он истребил почти весь центр города – более 150 деревянных домов, целыми остались только каменные здания церквей и общественного дома (банка). С того случая по приговору граждан в этот день в Слободском ежегодно совершался крестный ход, вновь возобновленный в 2000 году. В дальнейшем таких страшных, опустошающих пожаров больше не было, в городе открылось шесть кирпичных заводов, и началось строительство каменных жилых домов. Менее состоятельные горожане возводили у своего дома каменный низ и деревянный верх.
Духовность была заложена во всех представителях рода Катаевых. Она проявляется и в произведениях Валентина Катаева. К примеру, в повести «Кладбище в Скулянах» он рассказывает о своей родословной, выбрав прототипами ряда героев своих слободских предков – бабушку Павлу Павловну, ее отца. Но раньше подобные сведения широко не афишировались, потому что духовенство было не в чести.
Произведения Валентина Катаева отмечались в советской литературе как самые остросюжетные, приключенческие и яркие. Достаточно вспомнить повести «Белеет парус одинокий», «Хуторок в степи», «Сын полка», «Маленькая железная дверь в стене», которыми зачитывались читатели-подростки. Его младший брат Евгений Петрович Катаев (1903-1942) носил литературный псевдоним Евгений Петров и в соавторстве с Ильей Ильфом написал несколько рассказов и повестей, а также романы «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок». В 1936 году режиссер Григорий Александров снял легендарный фильм «Цирк» по сценарию, основанному на пьесе И. Ильфа, Е. Петрова и В. Катаева «Под куполом цирка». Сын Евгения Петрова Петр Катаев работал на «Мосфильме», в качестве оператора снимал фильмы «Три тополя на Плющихе», «Семнадцать мгновений весны».
Согласитесь, никто из нас до сего дня даже не задумывался, что эти талантливые люди напрямую связаны с коренными жителями слободской земли. На мой взгляд, исторически справедливо будет связать их имена с нашим городом и районом».
Анна Тихомирова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.