Кошмар «Крокуса» глазами слобожанки

0
45
Кошмар «Крокуса» глазами слобожанки

Трагедия в «Крокус Сити Холле» своей жестокостью потрясла всю страну и весь мир. Уже на следующий день после трагедии в нашем городе на Соборной площади был организован мемориал жертвам теракта в концертном зале «Крокус Сити Холл». Слобожане несли цветы и мягкие игрушки. В воскресенье вечером по инициативе молодежи горожане собрались на Соборной площади, чтоб почтить память погибших. Кошмар «Крокуса» глазами слобожанки

Оказалось, что в тот злополучный день 22 марта в «Крокус Сити Холле» были и слобожане — супруги Андрей Рябов и Яна Коваль. Они живут в Москве уже пять лет со своей дочкой Софией. Яна — выпускница Лицея №9, Андрея многие знают в Слободском как успешного спортсмена-лыжника и волейболиста. Еще в Слободском он начал службу в МЧС, переехав в Москву, продолжил служить в одной из пожарных частей столицы. Андрей — поклонник группы «Пикник» и хотел побывать на их концерте. Выжили чудом.
Мы связались с Яной по телефону, она находится в больнице. Идет на поправку и согласилась поговорить с нами о случившемся. Вот что рассказала газете «Центр города Слободской» свидетельница страшного теракта в «Крокус Сити Холле» Яна Коваль:
— Я не фанат «Пикника», а мужу нравится эта группа. Как известно, концерт должен был состояться в сопровождении симфонического оркестра, и мне было это интересно. Вместе с нами в «Крокус» пошел друг мужа Николай. Мы зашли в концертный зал примерно за 30 минут до начала. В Москве обычно принято опаздывать и начинать мероприятия с задержкой на 30-40 минут. Но тут оркестр, и мне казалось, что они ждать не будут. Поэтому мы решили поторопиться и подойти вовремя.
На входе и первых турникетах нас никто не проверял, не было никакого досмотра. Какая-то женщина (видимо, сотрудница) говорила: «Проходим, проходим, ничего показывать не нужно, проходите, не задерживайте». Дальше стояли мужчины без оружия, скорее всего, охрана. Они досматривали всех входящих, попросили и меня открыть сумочку. Я показала ее содержимое, и мы пошли дальше.
Сняли верхнюю одежду, и ребята пошли сдавать ее в гардероб. Не могу сейчас объяснить зачем, но ключи от машины я решила переложить из куртки в сумку. Как потом оказалось, это было правильное решение. Поднялись на третий этаж, где балкон. Нашли свои места в зале и расположились ждать начала концерта. Оставалось 10 минут.
Андрей почувствовал что-то в воздухе. Его смутил то ли запах дыма, то ли какой-то странный легкий туман над залом. Я не понимала и продолжала дальше спокойно сидеть. Посмотрела на часы, и вдруг раздался хлопок. По звуку он напоминал взрыв петарды, затем еще один и еще. Мы сидели и не понимали, что происходит. Звуки продолжались, но мы не вставали. Действительно, казалось, что это часть представления. До последнего момента думали, что это прикол какой-то и сейчас начнется концерт. В партере и амфитеатре еще было много свободных мест. Не все зрители зашли в зал.
Мы увидели, что некоторые люди начали вставать и выходить. Еще немного погодя раздались крики: «Стреляют!» Некоторые зрители уже бежали со своих мест. Мы продолжали сидеть и ждать. Я не хотела бежать в толпу, опасаясь, что меня могут там просто задавить. Через пару минут мы услышали звуки стрельбы уже совсем близко, и Андрей крикнул: «Ложись в проход!» Я легла, опустив голову лицом вниз. Руки онемели, в глазах потемнело. Внизу слышались выстрелы, крики людей. Я уже ничего не видела, и мы продолжали лежать.
В тот момент никто не знал, сколько террористов. Казалось, что они повсюду и будут заходить через все входы и выходы. Представляла, как с минуты на минуту они найдут нас, зайдут и хладнокровно расстреляют, как других. Это, пожалуй, был самый страшный момент. Ожидание неизвестности. Меня охватила паника, оцепенение, и на секунду я потерялась во времени и пространстве, не понимая и не слыша вообще ничего. В какой-то момент услышала голос мужа: «Они поджигают сиденья, вставай, уходим!»
Андрей с Николаем вначале предложили быстро пробежать по креслам. Но я отказалась от этой идеи. Там складывающиеся сиденья, и вероятность падения была велика. При этом мы оказались бы прекрасной мишенью для террористов. В итоге решили ползком пробираться к выходу. Стрельба продолжалась.
Мы доползли до прохода и стали подниматься по ступенькам. Кто лежал, кто полз. Я толкала девушку впереди меня, а Андрей прикрывал меня сзади. Дальше гуськом мы выбежали в коридор. Там на третьем этаже была паника, все кричали, метались из угла в угол. Люди не могли найти выход.
На третьем этаже одни стояли и ждали лифт, другие направились укрыться в туалете. Мы подбежали к лестнице, а там уже была толкучка, дверь вниз заперта. Люди все набивались и набивались, не могли даже шевелиться в толпе. Вновь пришло осознание, что это, точно, конец. Тут Андрей включил камеру телефона, сказал: «Давай запишем видео для дочери». Она сидела дома одна и ждала нас. Мы сказали, что любим ее, и убрали телефон.
Увидев абсолютно пустой эскалатор, который поднимался вверх, мы решили бежать по нему вниз, чтобы попытаться выбраться. Как только мы ступили на него, в моих глазах все затроилось, вдруг эскалатор остановился. Это было чудо! Мы быстро по нему сбежали вниз, и он сразу резко поехал обратно наверх.
На втором этаже была еще более сильная паника. Люди метались по всему пространству, кричали, толкались, кто-то бился в истерике. Я почувствовала, что у меня немеют руки, во рту пересохло, начало сильно гореть в груди. Дышать становилось все тяжелее и тяжелее, ноги не слушались. При этом вокруг по-прежнему были слышны выстрелы и крики людей. Андрей крепко держал меня за руку. Я уже плохо видела и мало что понимала. В какой-то момент поняла, что могу сейчас просто отключиться. В голове одна мысль: очень хочется сесть, спрятаться, успокоиться и отдышаться. Я понимала, если нас не убьют, то мы можем просто задохнуться, или нас затопчет толпа.
В таком состоянии мы метались из стороны в сторону. С одной стороны — толпа, идти на лестницу не вариант, там западня. В ушах гул и выстрелы, глаза уже ничего не видят. Я старалась пригнуться и крепко держала сумку, наивно надеясь, что в случае выстрела она меня защитит от пули. Я крепко держала мужа за руку, чтобы не потеряться.
Мы пробирались к другой лестнице, ведущей на первый этаж. Там опять очень близко услышали выстрелы, и я увидела лежащий на полу труп женщины, весь в крови. Здесь было очень опасно. Мы развернулись и пошли обратно. В этот момент мой мозг отключился. Я не помню и не понимаю, как Андрей вывел нас на какую-то лестницу, и мы медленно спустились по ней вниз на первый этаж. Пробежали через турникеты, потом провал. Еще миг, и я почувствовала холод и долгожданный свежий воздух. В глазах стало темнеть, мы попали в какой-то ангар.
Нет света, выхода не видно. Я решила, что нас загнали в угол, и мы теперь уж точно не выберемся из этого ада. Вдруг кто-то закричал: «Тут выход!» И мы рванули. Выбежали с обратной стороны «Крокуса», на улице уже было много людей. Меня трясло так, что я не могла говорить. То ли от холода, то ли от страха. Кого-то из окружающих тошнило, кто-то смеялся, кто-то кричал и искал близких. Кошмар закончился, кошмар продолжался.
Нам нужно было забрать машину, она стояла у главного входа «Крокуса». Тут-то и пригодился спрятанный мною в сумочке ключ замка зажигания. Ох, если бы я оставила его в кармане куртки, которая висела сейчас в гардеробе! Я не могла идти, меня начинало тошнить, и очень болела грудь. Мы обошли вокруг здания, но я сказала ребятам, что не пойду дальше и останусь ждать их у дороги у автомобиля скорой помощи. В этот момент подняла голову и посмотрела в окно «Крокуса». Там со стаканчиками в руках беспечно стояли люди и смотрели вниз. Мне стало страшно за них. Живы ли они сейчас?
Пришла в себя, когда мы снова услышали выстрелы на улице. Снова стало страшно. Я не отходила от машины скорой помощи, осталась ждать мужа рядом с ней. Помню: шел парень с перевязанными руками, некоторые люди стояли все в крови. В этот момент я позвонила дочке и сказала, что очень сильно ее люблю. Не успев договорить, услышала окрик мужа: «Яна, садись быстро в машину!» Мы уехали. «Крокус» уже весь дымился. С момента, как мы встали со своих кресел и вышли на улицу, прошло около 7 минут. Казалось, что этот кошмар длился не менее получаса.
Ехали в машине молча. Очень хотелось пить. Мы остановились у магазина, в этот момент я разрыдалась. По истечении времени понимаю, что мы спаслись благодаря везению и навыкам Андрея действовать в экстремальных условиях.
Оказавшись дома, мы крепко обняли дочку, утирая слезы. Позвонили маме в Слободской и успокоили, сказав, что были в «Крокусе», но у нас все хорошо. Утром мне стало плохо, вызвали скорую. Врачи, узнав, что мы были в концертном зале, настояли на немедленной госпитализации.
Нам повезло, мы вышли. Не знаю, как. Везение это, удача или наш ангел-хранитель? Но, слава Богу, мы живы!

Записал Евгений Рычков.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.