Обрести живую веру

0
33
Обрести живую веру

Свыше двадцати лет протоиерей Евгений Смирнов служит на слободской земле, в апреле 2015 года назначен благочинным Слободского церковного округа. Также отец Евгений является руководителем отдела религиозного образования и катехизации Вятской епархии, настоятелем Преображенского храма Первомайского микрорайона г. Слободского. В преддверии Рождества он рассказал о многогранном служении священника, взаимодействии Церкви и общества.

— Отец Евгений, каждый человек приходит к вере в свое время. Как это произошло у Вас?
— За христианское воспитание я благодарен родителям, с детства видел в их лице пример живой веры и служения Богу. В начале 1980-х годов, когда я был еще дошкольником, они оставили престижную работу в одном из крупных хозяйств Костромской области, и мы переехали в Киров, потому что отец принял решение стать священником. Там, на родине, этого бы не допустили.
Отец стал священником еще до перестройки. В начальной школе я на себе испытал, что такое быть «поповским сыном». Помню, как в 1 классе мне поставили двойку по поведению за то, что я был в храме. А однажды в школе меня долго убеждали, чтобы я сказал, что хожу в церковь по приказу родителей, а сам в Бога не верю. Ничего подобного я говорить не стал. Тогда вызвали моих родителей и долго ругали, что неправильно детей воспитывают, позволяя нам с братом петь в церковном хоре, носить крестики. Все закончилось благополучно лишь благодаря тому, что в дело вмешался тогдашний секретарь Вятской епархии, ныне митрополит Казахстанский Александр. Приехав к нам в село, он направился для разговора с директором школы. После этого от нас с братом отстали.
А на отца злились неспроста. Он не отказывал никому, нередко крестил дома ночью людей, детей и внуков чиновников, учителей. Помню с детства, как отец прятал под пальто епитрахиль, подрясник, Святые Дары и ехал на последней электричке в соседнюю Горьковскую область, где тайно в деревнях совершал таинства и требы, так как в округе все храмы были разрушены. Вот потом и не могли понять, почему в Спас-Талицу к батюшке народ массово приезжает не только из соседних районов, но даже областей. Однажды отец сказал маме, что власти грозят снять его с регистрации. Что это означало, я понял спустя годы, когда в семинарии проходили гонения на Церковь при Сталине и Хрущеве.
Все эти проблемы не пугали, потому что были перед глазами примеры более чем достойных священников. Для отца такими были протоиерей Серафим Исупов и протоиерей Геннадий Сухарев, певчие Серафимовского храма г. Кирова, которые помнили владыку Вениамина (Тихоницкого) и не понаслышке знали, что такое советские гонения за веру. Со многими из них я общался в детстве и пример их настоящей христианской жизни помню до сих пор. В школьные годы я попросил отца Серафима быть моим духовником.
Резкий переход из детства во взрослую жизнь наступил, когда умер отец. Я считал, что должен продолжить его дело, и помогал новому настоятелю по церковному хозяйству, пел на клиросе, пономарил, звонил. То же самое делал мой брат, который сейчас является настоятелем родного Спас-Талицкого храма.
Готовясь к поступлению в Московскую духовную семинарию, я перечитал пятитомный учебник Закона Божия, изданный самиздатом за границей, который покойный отец купил полуподпольно в Троице-Сергиевой лавре. Ну, а в семинарские годы я нашел ответы на все вопросы касательно веры и церковной жизни, которые меня волновали. Постепенно приходило понимание, что наша жизнь – это настоящая духовная брань, и начинается она не где-то далеко, а в собственном сердце. Помогли опять же примеры не только из житий святых, но и современной жизни Троице-Сергиевой лавры, где я учился в семинарии и академии.
В начале обучения в Духовной академии я встретил свою супругу, которая тогда поступила в регентскую школу. Сейчас благодарю Бога, что она прошла такую же духовную школу, что и я.
Будучи диаконом, мне довелось служить на Петро-Павловском подворье Троице-Сергиевой лавры, где настоятелем был архимандрит Герман (Чесноков). Я увидел в нем заботливого настоятеля, который не только поднимал храмы из руин, но и открывал воскресные школы и богословские курсы для мирян, где я приобрел первый опыт преподавания. Затем довелось служить в Москве у опытных настоятелей — протоиерея Георгия Таранушенко и протоиерея Иоанна Зарецкого, которые показали мне, молодому священнику, бесценный опыт пастырского служения и организации приходской жизни.
— Каким образом Вы снова оказались на Вятке?
— По окончании Духовной академии я вернулся в Вятскую епархию, как когда-то обещал Владыке Хрисанфу. Реалии Слободского, куда я был назначен, конечно, отличались от лавры и Москвы. В чем-то это напоминало холодный душ. К новым обстоятельствам приходилось привыкать, но было понятно, что наступил новый этап жизни. Особенно больно было за Христорождественский монастырь, где тогда еще располагалась воинская часть. Хотелось что-то сделать, чтобы изменить эту плачевную ситуацию.
— Расскажите об этапах Вашего служения в храмах города Слободского.
— В Слободском я сразу начал вести активную просветительскую деятельность. Возобновили работу воскресной школы в Екатерининском соборе, стали посещать с беседами школу-интернат и другие школы, затем очередь дошла и до монастыря. Выяснилось, что командир воинской части как верующий человек понимал, что монастырь должен быть возвращен Церкви, и мы вместе думали, как это можно сделать. Сначала был возвращен алтарь храма Рождества Христова, и там был создан приход, на основе которого предполагалось дальнейшее возрождение монастыря. Владыка Хрисанф назначил меня туда настоятелем.
Я понимал, что слабый приход никогда не поднимет огромное монастырское хозяйство. Поэтому при будущем монастыре сразу же была открыта воскресная школа. Таким образом у нас появились многочисленные прихожане. Тогда же по благословению Владыки Хрисанфа стали совершаться первые иноческие постриги. Мы готовились к возрождению монастыря и, чем могли, ему помогали. Приятно видеть сейчас, как обитель под руководством матушки Феодосии поднимается на наших глазах. Ну, а меня Владыка Марк благословил на другие послушания – сначала в Троицкий храм, а сейчас в Спасо-Преображенский. Но я по-прежнему руковожу монастырской воскресной школой, тем самым помогая дорогой мне обители.
Служение в Спасо-Преображенском храме не менее насыщенно. Помимо регулярных богослужений, которые я считаю основой духовной жизни прихода, мы уделяем внимание работе с детьми и молодежью. У нас есть приходская воскресная школа и подростково-молодежный клуб «Спас». Дети активно помогают в богослужении в качестве певчих и пономарей. Многие хозяйственные приходские послушания на добровольной основе исполняют неравнодушные прихожане. Это давняя традиция прихода, сложившаяся еще при моих предшественниках. Наш храм восстанавливается буквально всем миром, и поэтому он особенно дорог прихожанам.
С миру по нитке приходится собирать, когда нужно решать ту или иную задачу по восстановлению храма. Когда меня спрашивают, кто ваш главный спонсор, я отвечаю, что Господь Бог. Потому что когда к Богу обращаешься, просишь о помощи, и не только я прошу, а просят прихожане, просили настоятели, которые служили в этом храме до меня, то Господь слышит молитвы людей и приходит на помощь порой самым неожиданным образом.
Отдельной заботой является социальное служение. В микрорайоне и городе много семей, нуждающихся в поддержке, людей, подверженных пьянству, семей на грани распада. Особенно больно за детей. Мы, чем можем, стараемся им помочь. Поэтому на приходе еженедельно служим молебны о семейном благополучии, о страждущих недугом винопития.
— Вы также являетесь настоятелем храма в честь святых Бориса и Глеба в селе Никульчино. Чем знаменательно это место, и почему его должен посетить хотя бы однажды каждый вятчанин?
— По благословению Владыки Марка я являюсь настоятелем этого храма с 2017 года. Именно с села Никульчино, с Борисо-Глебского храма, с древнего Никулицкого городища началась православная Вятка. И если мы хотим знать свою историю, то, наверное, наш священный долг – побывать в том месте. Борисоглебский крестный ход — древнейший на Вятской земле. Люди совершали его, порой доходя до Вятки, молясь за свою землю, чтобы Господь хранил своею благодатию по молитвам святых князей Бориса и Глеба. Было бы замечательно, если бы мы и в дальнейшем объединялись в этом молитвенном делании.
— В чем заключаются Ваши обязанности благочинного церковного округа?
— Это попечение и пастырская забота обо всех приходах вверенного благочиния. Под этим подразумевается и внешнее состояние храмов, и забота о том, как на приходах организована внутренняя жизнь: богослужение, миссионерское и духовно-просветительское служение. Хотелось, чтобы на карте Слободского благочиния не было «белых пятен», куда не ступала нога священника. Также важна организация работы с молодежью, с детьми, забота о наших воскресных школах, контакт с теми людьми, кто от веры отпал, уклонился в секты и в раскол.
Важной гранью служения благочинного также является поддержка молодых священнослужителей. Не менее важны постоянные контакты с местной властью и открытый диалог с общественностью, даже если она не всегда позитивно относится к Церкви. Мы живем на одной земле, и перед нами стоят общие проблемы и задачи.
— Слободской особым образом отличается участием представителей власти и попечителей в жизни приходов. Расскажите о примерах взаимодействия, общих проектах.
— В Слободском сложились добрые взаимоотношения сотрудничества между церковной и гражданской властью. У нас уже давно подписано Соглашение о сотрудничестве между администрацией города Слободского и Слободским благочинием. Каждый год мы подписываем план реализации данного Соглашения – что конкретно мы совместно делаем в течение года. Это возрождение наших святынь, помощь участникам Великорецкого крестного хода, различные просветительские проекты, направленные на воспитание детей и молодежи, мероприятия для педагогов, различные социальные проекты.
Мы участвуем одновременно и в общецерковных проектах, и в муниципальных. За эти годы накопился определенный опыт, сложились личные контакты и знакомства. Важно, чтобы слобожане жили как одна большая семья, ценили и любили свой город. В таком же ключе выстраиваем отношения с администрацией Слободского района и сельских поселений, которые входят в состав Слободского благочиния.
Если говорить о проектах ремонта храмов, то сейчас разрабатывается проектная документация ремонта самого древнего храма г. Слободского. Это деревянный храм Архангела Михаила 1610 года постройки. И понятно, что ремонтные работы требуют научного подхода. Разработка проектной документации стала первым шагом в этом направлении. Это стало возможным благодаря сотрудничеству нашего Спасо-Преображенского прихода и Слободского краеведческого музея, финансовой поддержке Фонда президентских грантов.
Кроме того, слободским храмам оказывают помощь городские предприятия. Многих вдохновляет пример нашего Владыки Марка, который не только регулярно приезжает в Слободской, но и постоянно помогает слободским храмам. Благодаря этой поддержке почти все они стали златоглавыми.
— В преддверии Нового года и Рождества Христова люди часто желают друг другу счастья. В чем, по-Вашему, заключается счастье?
Хочешь быть счастливым – живи по Евангелию. Так Господь нам заповедовал. И будешь счастлив, и велика будет награда на небесах, и помощь Божия в этой земной жизни.
Беседовала Л. Баева (г. Киров).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите здесь свое имя.